• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Григорий Явлинский о скрытых причинах мирового финансового кризиса

Григорий Явлинский о скрытых причинах мирового финансового кризиса

Григорий Явлинский о скрытых причинах мирового финансового кризиса

В конце 2018 года показатели мирового фондового рынка приблизились к худшим значениям декабря со времен Великой депрессии конца 20-х годов прошлого века. Мировые рынки потеряли в минувшем году почти $7 трлн.

Со времени глобального финансового кризиса прошло десять лет, но ряд его ключевых причин и факторов так и не был понят и устранен. Напротив, вследствие расширения масштабов «новой экономики» и распространения информационных и цифровых технологий негативное влияние этих факторов усилилось.

Вот ключевые проблемы современной мировой экономики, которые являются скрытыми причинами кризисов и которые не желают решать правительства ведущих стран мира:

1. Продолжается рост абсолютных и относительных масштабов финансового сектора. Финансовый сектор, превратившись из обслуживающего нужды экономики в самодостаточный, генерирует одни из самых высоких персональных управленческих доходов без реального контроля со стороны общества.

2. Усиливается влияние групп интересов (в первую очередь групп, связанных с финансовым сектором) на СМИ, политическую, образовательную и академическую элиту. Повестка дня и тональность дискуссий во всех этих средах явно изменились в пользу групп, открывших в последние десятилетия новые ниши для обогащения. В результате в картине мира, рисуемой «мейнстримовыми» средствами массовой информации и системой образования, на авансцену выдвинулись «креативность» и «инновационность».

3. Идет опережающий рост «экономики брендов». Инвестиции в рекламу и каналы дистрибуции дают на порядок большую отдачу, чем инвестиции в производство. Конкуренция вырождается в олигополию на базе интеллектуальной собственности: собственности на бренды, устоявшиеся каналы сбыта, контроль над регулирующими инстанциями. Огромные доходы приносят «интеллектуальная» и историческая ренты.

4. Расширяется «новая экономика». Она стала еще менее прозрачной, во многом виртуальной, ее функционирование не сопровождается потреблением, накоплением или даже физическим перемещением производительных ресурсов. По сути, это обмен на деньги виртуальной продукции, все чаще существующей не столько в реальности, сколько в сознании потребителя в виде образов, объектов вожделения и мечтаний и т. п.

5. Усложняется и «интеллектуализация» («софтизация») экономики. Обилие промежуточных звеньев и процессов создает благоприятную среду для извлечения прибыли «из воздуха». В бизнес проникают и отвоевывают позиции паразитические практики — рост и размножение через искусственное формирование потребностей.

6. Углубляется новое международное разделение труда. Интеллектуальная собственность (товарные знаки, патенты, исключительные права на предоставление ряда услуг) приобретает все большее значение для благополучия более богатых стран.

7. Четверть века без опасности глобальной войны создали иллюзию, что больше нет необходимости пропагандировать идеи справедливости и равенства. Отсюда и пропаганда абсолютной меритократии, и признание почетным и достойным получение рентных доходов, доходов от спекуляций и т. п. («креативность» вместо полезности и эффективности).

8. Картина, которую для общества рисует «мейнстримовая» экономическая наука (точнее, общественные науки), все меньше отражает действительность. Эта картина игнорирует тот факт, что без таких нерыночных ценностей, как честность, уважение личности и стремление к созданию социальных организмов, рынка в его современном понимании быть не может.

9. Ускорилось движение по вектору, который условно можно обозначить как «от постиндустриализма к постмодерну». Под последним следует понимать стремление избавиться от всем понятного конкретного смысла, превращение средства в самоцель. Применительно к экономике это означает, что производство и потребление меняются местами: не производитель существует для независимого от производства потребителя, а наоборот — производитель создает необходимого для себя потребителя, формируя у него потребность в данном продукте (товаре, услуге). Главенствует принцип «Все, что оплачено, является благом».

Идеалом деловой активности считается получение дохода от такой «собственности», как товарные знаки, технологии и техники воздействия на потребительское сознание, искусственно внушенные потребителям потребности и стандарты и т. п. Последние полвека показывают, что бизнесу необязательно приспосабливаться к обществу — можно, наоборот, в значительной степени приспособить его к себе. Отсюда и иррациональный культ «инноваций» и хай-тека, и тезис о том, что единственно правильным товаром является эмоция, ибо потребитель, в сущности, платит не за «железки» и «тряпки», а за удовольствие от обладания источником собственной «крутизны».

10. На фоне роста все более разнообразных видов потребления относительно падает значимость таких жизненных ориентиров, как профессиональная карьера, общественное признание, репутация в рамках профессиональных сообществ. Одновременно появляется новый массовый экономический класс — специалисты IT (программисты, системные администраторы, хакеры и другие). В связи со стремительным распространением новых технологий люди и компании попадают в зависимость от специалистов IT. Таким образом возникает новое социальное разделение в обществе — между обладателями заветных технологических навыков и всеми остальными.

11. И, наконец, ключевая для экономического роста и развития аксиома: мораль является важнейшей частью экономической жизни. Речь не об индивидуальной морали как личном качестве, а об общественной морали как совокупности неформальных правил жизни, соблюдение которых необходимо для выживания, самосохранения и жизненного успеха. Однако уже более полувека общественная мораль остается вне внимания политиков, общества, бизнеса и СМИ. Общественная мораль как правило жизни и экономический механизм связаны воедино, одно является частью другого. Рыночный капитализм прочно связан с общественной моралью через доверие (к общественным и экономическим институтам). Если доверия нет, рынок будет работать лишь в самых примитивных формах.

* * *
Конечно, у экономического кризиса всегда бывают объективные предпосылки: и циклическое движение цен, и «пузыри» на рынках, которые периодически неизбежно появляются (и столь же неизбежно сдуваются). Но если бы каждый на своем месте делал то, что ему положено было делать (по долгу и по совести), кризиса можно было бы избежать.

Сегодня, в начале 2019 года, суть ситуации в том, что все уродливые явления, определенные в качестве непосредственных причин финансового кризиса десятилетней давности (включая и зависимость доходов и занятости в развитых странах от волатильности на финансовых рынках, и слабое регулирование, и засилье финансового лобби, и безответственность и безнаказанность касты высших менеджеров), сохраняются и развиваются.

Общество и государство не справляются со своими функциями по обеспечению безопасного и благополучного будущего, потому что экономика стала другой и окружающий мир изменился. Но политики и властвующие элиты, судя по принимаемым ими решениям, не только не устранили причины предшествующих кризисов, но и не поняли качественно новых трендов в мировом экономическом и политическом развитии. Без осознания этих перемен невозможно избежать глобальных экономических кризисов и исключить из мировой политики вероятность большой войны.

Полную версию статьи читайте в лонгриде на сайте Григория Явлинского.

 

https://www.yabloko.ru/publikatsii/2019/01/13

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ