• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Легендарные правозащитники Сергей Ковалев и Валерий Борщев о захвате больницы в г. Буденовске, об обмене российских и украинских пленных и другое

admin      0

Легендарные правозащитники Сергей Ковалев и Валерий Борщев о захвате больницы в г. Буденовске, об обмене российских и украинских пленных и другое

Спасут ли омбудсмены политзэков?

Украина. Участники акции в защиту Олега Сенцова и других украинских политзаключенных в России. Запорожье, 12.06.2018

Украина. Участники акции в защиту Олега Сенцова и других украинских политзаключенных в России. Запорожье, 12.06.2018

Валерий Борщев

Сергей Ковалев

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова и украинский омбудсмен Людмила Денисова встретились в понедельник в Москве и договорились о взаимном посещении режиссера Олега Сенцова в Салехарде и журналиста Кирилла Вышинского в Херсоне. Однако, как сообщает ТАСС, точных дат они не назвали.

«Предварительная встреча позволила выработать кое-какие шаги, и мы намерены вместе [с Денисовой] или с уполномоченным по правам человека в Салехарде посетить Сенцова. После этого, поскольку мы договорились о паритетных шагах, готовы были бы посетить Вышинского, и нам подскажет Людмила Леонтьевна наиболее оптимальный график посещения, для того чтобы дорожная карта была эффективна», – сказала Москалькова в беседе с журналистами в перерыве переговоров.

Что касается конкретной даты посещения Вышинского, то, как отметила Москалькова, «она пока обсуждается».

«Мы только что сказали, что синхронность посещений отрабатывается на уровне всех государственных органов, которые принимают такие решения. Мы свои предложения сделали», – отметила российский омбудсмен.

Людмила Денисова сообщила, что сама уже побывала у Кирилла Вышинского. «Он содержится в камере на пять человек в достаточно нормальных условиях, соответствующих всем нормам содержания, – рассказала она. По её словам, Вышинский не высказывал никаких жалоб. Он выразил желание встретиться с уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, рассказала Денисова журналистам.

В Государственном департаменте США призывают Россию немедленно освободить украинских политзаключенных Олега Сенцова, Станислава Клыха, Владимира Балуха и Александра Шумкова. Об этом говорится в заявлении пресс-секретаря Государственного департамента США Хизер Нойерт.

В заявлении упоминаются другие узники совести, содержащиеся в российских тюрьмах. Это чеченский правозащитник Оюб Титиев, представитель религиозной организации «Свидетели Иеговы» Деннис Кристенсен, пятеро проповедников-сайентологов и больше десятка мусульманских последователей турецкого богослова Саида Нурси.

14 июня руководство колонии, где содержится крымский режиссер Олег Сенцов отказало украинскому уполномоченному по правам человека в его посещении и предоставлении информации о состоянии здоровья. Уполномоченному Верховной Рады по правам человека Людмиле Денисовой не удалось встретиться в субботу, 16 июня, с политзаключенным Николаем Карпюком в российском городе Владимире.

Уполномоченного по правам человека Верховной рады Людмилу Денисову не пустили в Москве в СИЗО к украинскому журналисту Роману Сущенко, осужденному в России по обвинению в шпионаже. Об этом сообщил ТАСС ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников.

«Правовых оснований для допуска в СИЗО Денисовой нет», – сказал секретарь ОНК.

Ситуацию обсуждают правозащитники Сергей КовалевВалерий Борщев, гражданский активист Мария Чупринская.

Ведущий – Владимир Кара-Мурза – старший.

Видеоверсия программы

Владимир Кара-Мурза-старший: Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова и украинский омбудсмен Людмила Денисова встретились в понедельник в Москве и договорились о взаимном посещении режиссера Олега Сенцова в Салехарде и журналиста Кирилла Вышинского в Херсоне.

Эту ситуацию мы обсуждаем с нашими гостями — Сергеем Ковалевым и Валерием Борщевым.

Прежде всего я хотел бы вас поздравить с 23-летием вашего подвига в Буденновске. Как раз в эти дни 95-го года в Буденновске разыгралась трагедия. Вы спасли беременных женщин, больных детей, которых обменяли на себя, и сели в автобус с Басаевым. Может быть, вы вспомните какие-то моменты тех дней?

Сергей Ковалев: Да, есть что вспомнить. Ну, точно не узнаешь, сколько спасли, но много. Мы же знаем, как осуществлялись штурмы нашими правоохранителями в Беслане и так далее, сколько там погибало людей.

Владимир Кара-Мурза-старший: И в «Норд-Осте».

Сергей Ковалев: Состоялся телефонный разговор с Басаевым, потом был разговор с Гайдаром, а потом и с Черномырдиным. И мы получили возможность пойти в осаждаемую больницу. А это было вечером того дня, когда с утра начинался бешеный штурм. Ну, это была картина, когда мы попали в эту больницу. Басаевцы заставляли больных стоять у окон с белыми простынями. И когда мы первый раз пришли в эту разгромленную больницу – Боже мой, что там творилось. Под лестницами лежали трупы, но это были не басаевские боевики. Было несколько смертей и у Басаева, но мало. А основные жертвы – это были заложники. Так вот, под лестницами лежали штабеля трупов.

А самое страшное для меня впечатление было такое: я иду по выжженному коридору — и вижу на стенах, на потолке какие-то странные наросты. А потом я сообразил – это куски мяса человеческого. Где-то рванула мина, а в коридоре были люди, и их разнесло.

Валерий Борщев: И матери ребят, с которыми мы ехали в автобусе, с ними прощались, плакали, думали, что провожают в последний путь. А над машинами барражировали наши вертолеты.

Сергей Ковалев: Наверное, случайно зажгли пшеничное поле. И мы ехали по дороге, а по обе стороны – огонь.

Владимир Кара-Мурза-старший: И с вас Степашин пытался взять расписку: «Я добровольно присоединяюсь к банде».

Валерий Борщев: Не Степашин, а его люди, но это было смешно. А Степашин не так давно в разборе полетов на «Эхо Москвы» сказал: «Там были депутаты. Нам их было не жалко. Их можно было убить. Но там были еще и другие люди». Поэтому вертолеты полетали, но пощадили.

Владимир Кара-Мурза-старший: А что проще – освободить политзаключенных взаимно или так, как вы поступили, когда в условиях боевых действий 23 года назад, рискуя жизнью, освободили мирных жителей? Почему не могут освободить заключенных даже при помощи омбудсменов Татьяны Москальковой и Людмилы Денисовой?

Сергей Ковалев: Пусть госпожа Москалькова на меня не обижается, но это тот еще омбудсмен. Это же генерал-майор полиции. Можете себе представить, что это за правозащитник.

Давайте посмотрим, как она себя проявила в парламенте. Она же была 9 лет в Госдуме. В 2012-м она потребовала дополнить Уголовный кодекс статьей за покушение на нравственность и грубое нарушение правил общежития. Это была реакция на арт-группу «Война» (она и не скрывает этого) и Pussy Riot. Вот ввели новый закон. Правда, кажется, Татьяна Николаевна просила год, а законодатель дал два. Так вот, Pussy Riot на два года и посадили за то, что в храме они сказали: «Богородица, Путина прогони». И это инициатива Москальковой. Вот ее действия.

Владимир Кара-Мурза-старший: Но в истории с Ильдаром Дадиным она пыталась себя как-то проявить.

Сергей Ковалев: Могу сослаться на воспоминания Зои Световой. Я имею в виду посещение тюрьмы, где надо было посмотреть, в каких условиях люди сидят. Это же дело уполномоченного по правам человека. Так вот, она зашла в какую-то камеру, где сидели двое. А когда ее Зоя Светова и другие уговаривали заглянуть в общую камеру, где спальных мест не хватает людям, они спят на полу, у нее времени на это не было.

Владимир Кара-Мурза-старший: Она вообще не признает, что в России есть политзаключенные.

Сергей Ковалев: Да, она считает, что это неверный термин.

Сотрудники от ее имени обратились в Конституционный суд с просьбой о сохранении уголовной ответственности за неоднократные нарушения порядка проведения митингов. И ссылка: «С учетом запросов общества». Оказывается, общество просит ввести уголовное наказание за митинги.

И ее слова: «Правозащитная тема используется Западом как орудие шантажа, угроз, давления на Россию. Но не тут-то было! Термин «политзаключенные» совершенно несправедлив по отношению к ситуации в России».

Владимир Кара-Мурза-старший: В Государственном департаменте США призвали Россию освободить не только Олега Сенцова, но и Станислава Клыха, Владимира Балуха и Александра Шумкова. Об этом заявила пресс-секретарь Госдепа США Хизер Нойерт. Упоминаются и другие «узники совести»: чеченский правозащитник Оюб Титиев, который арестован за хранение наркотиков, представитель религиозной организации «Свидетели Иеговы» Деннис Кристенсен, проповедники-сайентологи и больше десятка мусульманских последователей турецкого богослова Саида Нурси.

Сергей Ковалев: Я думаю, что обмен может состояться. Не думаю, что жизнь Сенцова или кого-то еще беспокоит нашу власть. Но некоторая надежда у меня есть. Наверное, будут осуществлять обмен с выгодой для себя.

Владимир Кара-Мурза-старший: Последним после голодовки погиб Анатолий Марченко. Но я думаю, что выросло поколение, которое ничего…

Валерий Борщев: Совершенно верно! И это большая проблема. Когда общаешься с молодыми людьми, демократически настроенными, они говорят: «Голодовка – ну, что это…». Я говорю: «Это единственный способ протеста у человека, оказавшегося в тюрьме. Он к вам взывает. Это обращение к обществу, к миру. Ему себя уже не жалко, он себя отдает в жертву». В наши времена, когда кто-то голодал в лагере, «Хроника текущих событий» довольно быстро сообщала об этом. И просвещенная часть общества знала о голодовках и переживала. Может быть, только сейчас, когда уже длительное время голодает Сенцов, стали на это обращать внимание. То есть это не только проблема власти, но и проблема общества.

Сергей Ковалев: Проблема общества, воспитанного властью, телевидением. Ведь что сделал Путин в первый свой срок президентства? Он национализировал все основные каналы телевидения. Журналистов не стало, стали государственные чиновники вместо журналистов. НТВ силой разогнали в ночь с 13-го на 14 апреля.

Владимир Кара-Мурза-старший: А сначала арестовали весь «Медиа-Мост», Гусинского посадили в Бутырскую тюрьму.

Сергей Ковалев: Это потребовалось для того, чтобы национализировать, чтобы превратить журналистов в чиновников. Вот мы и имеем Соловьева и разных других.

Владимир Кара-Мурза-старший: С нами на связь вышла гражданский активист Мария Чупринская.

Мария, расскажите, пожалуйста, под каким предлогом вас задерживали?

Мария Чупринская: Они сами не очень знали, под каким предлогом. Но нас не задержали. Задержали другую девушку, которая была с нашими листовками. Мы пошли в отделение на Ильинке, чтобы ее поддержать, узнать, что с ней. И нам сказали: «Вы тогда тоже давайте срочно к нам». И нас туда затолкали.

Владимир Кара-Мурза-старший: А в чем была ваша вина?

Мария Чупринская: Они нам вменяют пикет и распространение агитационных материалов. А мы просто шли по Никольской и общались с футбольными болельщиками по поводу Олега Сенцова, рассказывали им обо всем.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я напомню, что девушки распространяли листовки на иностранных языках о судьбе Олега Сенцова.

И что вам теперь грозит?

Мария Чупринская: Будет суд в конце июля, и там определят степень нашего наказания.

Сергей Ковалев: По-моему, это странная манера — устраивать серьезные мировые спортивные соревнования в странах фашистского направления. Это не есть хорошо. И я думаю, что это вина, в том числе, наших западных партнеров. Но нет худа без добра. Есть некоторая надежда на то, что этот футбольный праздник поможет судьбе и Сенцова, и других.

Мария Чупринская: Мы тоже на это надеемся.

https://www.svoboda.org/a/29301852.html