• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Обменяют ли американца Пола Уимана на барнаулку Марию Бутину?

Обменяют ли американца Пола Уимана на барнаулку Марию Бутину?

Сергей Лавров на пресс-конференции
Сергей Лавров на пресс-конференции

Почему ФСБ схватило американца Пола Уимана? Чтобы обменять на Марию Бутину? Почему Россия срывает договоренности с Украиной по обмену пленными? И другие вопросы зарубежных корреспондентов министру иностранных дел РФ. Удолетворительны ли ответы? Участвуют эксперты Виктор Мироненко, Юрий Федоров и Александр Шумилин и журналисты Роман Цимбалюк (Украина) и Антон Алексеев (Эстония). Ведущая Елена Рыковцева.

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Мы сегодня обсуждаем отчет Сергея Лаврова перед иностранными корреспондентами. И будем интересоваться, приняли ли они этот отчет, какую оценку они поставили министру иностранных дел Российской Федерации. Виктор Мироненко не был на этой пресс-конференции, он будет заочно оценивать ответы министра. С нами Роман Цимбалюк, который порадовал нас, как обычно, своим вопросом. Порадовал ли его ответом Сергей Лавров, Роман нам сообщит. С нами Антон Алексеев, эстонский журналист, который тоже задал свой вопрос и тоже может проанализировать качество ответа Сергея Лаврова. Он отвечает, а вы же ему в ответ там сказать ничего не можете. А здесь можете. С нами на связи из Праги эксперт Юрий Федоров. Я предлагаю начать с темы, которая несколько раз прозвучала — это арест в Москве американского шпиона. Мы сначала расскажем его историю.

Елена Рыковцева: Ева Меркачева из «Московского комсомольца», правозащитники, они ходили к нему в тюрьму в «Лефортово». Им не разрешают с ним общаться, потому что он по-английски говорит, он русского языка не знает, а сотрудники «Лефортово» не знают английского языка. Правозащитники знают английский язык, но им нельзя с ним общаться, потому что сотрудники «Лефортово» не поймут, о чем они с ним разговаривают. Более того, даже сокамернику не разрешают переводить. Сокамерник в качестве компенсации морального ущерба кормит его дорогой колбасой. Сегодня спросили у Сергея Лаврова, можно ли британским представителям его навещать, потому что у него паспорта четырех стран.

Елена Рыковцева: Первое — это параллель со Скрипалями. И второе — он подтвердил, что нет, никаких заложников Россия не берет.

Елена Рыковцева:

Корректна ли параллель со Скрипалями? Если я правильно понимаю, они не рвутся к общению с российскими властями, а этот рвется к общению с соотечественниками во всех четырех странах, гражданином которых он является. Почему все время сравнивают со Скрипалями?

Виктор Мироненко: Я бы обратил внимание на очень важный момент в ответе уважаемого министра. Он использовал совершенно замечательную формулу — дипломатические приличия. Честно говоря, что меня больше всего беспокоит в последнее время, что, по-моему, никаких дипломатических приличий я, честно говоря, давно не наблюдаю. Вся эта история, да, наверное, она имеет какое-то значение личное для человека неприятное. Мне кажется, что проблемы становятся все мельче и мельче. Все это, к сожалению, перерастает из дипломатической борьбы, политического соперничества в какую-то мелкую дрязгу, напоминает ссору на кухне.

Елена Рыковцева: Вы думаете, что этот парень, который приехал на свадьбу, пал жертвой ссоры на кухне?

Виктор Мироненко: У меня нет никакой информации, я не берусь характеризовать, был шпион он или не был он шпионом, передавал он информацию или не передавал, пусть разбираются органы, которые за это отвечают. Но то, что министр иностранных дел такой страны, как Россия, должен тратить часть своего интервью для того, чтобы излагать подобные вещи…

Елена Рыковцева: Я-то спросила про параллель со Скрипалями. Вы считаете, что она корректна?

Виктор Мироненко: Никакой параллели нет, кроме обвинения в шпионаже.

Елена Рыковцева: Он говорит: мы не видим Скрипалей. Вы нам покажите наших шпионов, мы вам покажем ваших.

Виктор Мироненко: Они не были нашими шпионами уже Скрипали, а этот был. Я не силен в этих коллизиях шпионских игр. Мне это сравнение кажется очень натянутым.

Антон Алексеев: Тут с министром можно поспорить. Я понимаю, что он имеет в виду, что мы про Скрипалей знаем гораздо меньше, чем общественность знает про американца. Скрипалей вон уже сколько тянется дело, а мы мол ничего не знаем. На самом деле мы довольно много знаем про Скрипалей. Причем не столько интересны сами Скрипали, сколько Петров и Боширов, которые сделали нам весь прошлый год, я считаю, люди года. Непонятно, что со всем этим делать, как из этого всего выкручиваться. Скрипалей прячут, потому что их снова потравят. Даже если это все, как утверждают российские официальные лица, ложь и клевета поганая, то в любом случае это тянет на некую брошюру, это серьезный сюжет, это документальный фильм, а здесь короткая новость.

Елена Рыковцева: Юрий, как вы видите эту историю с этим американским человеком? Кажется ли вам, что он пал жертвой необходимости обменять, вытащить Марию Бутину, за которую вписалось все российское руководство? Или вы чувствуете, что на этой флешке могла быть информация, которую не надо было собирать в Российской Федерации, а нужно было бы, чтобы он занимался своим свадебным делом и флешки не забирал непонятно у кого в номере гостиницы?

Юрий Федоров: Мне видится, что этот несчастный Пол Уимен просто стал жертвой не очень хорошей игры со стороны российской разведки или контрразведки. С какой целью ему подбросили эту флешку, а скорее всего ему подбросили, если судить по мемуарам советских и американских разведок. Флешка — это вообще позавчерашний день для передачи серьезной информации. И это все очень напоминает действие российских полицейских, которые любят подбрасывать наркотики или патроны пистолетные людям, которых они хотят посадить, а оснований для этого нет. С какой целью все это было устроено, может быть с целью обменять на Бутину или на какого-то еще. Может быть его хотели перевербовать или его устами озвучивать какие-то истории совершенно жуткие о происках ЦРУ. Поставить его перед выбором: либо ты сидишь 10 лет, а то и больше, либо ты будешь рассказывать на публику то, что мы тебе напишем. Можно предположить какие-то еще более запутанные вещи. Все это очень плохо пахнет, это все напоминает дешевые истории о майоре Пронине. Представляете, через пять минут в номер врываются какие-то люди в масках, выкручивают руки, достают из кармана этого американца флешку. Прямо шпионский триллер низкого пошиба. Что из этого можно понять, я пока не знаю. Мне кажется очень сомнительным, чтобы человек с биографией этого американца, биография у него очень запутанная, его вообще характеризуют как человека со странностями, его друзья и знакомые, если посмотреть на отклики людей, которые его знали. Людей со странностями разведки стараются избегать, держаться как можно дальше. Потому что если вы поручите какую-то операцию человеку со странностями, непредсказуемым поведением или что-нибудь в таком духе, он может все провалить, может устроить какую-то совершенно неясную историю, все пойдет кувырком. Это все очень сомнительно, с моей точки зрения. Попал человек в какие-то сети.

Елена Рыковцева: Мы увидели, что сомнений у министра иностранных дел Российской Федерации нет никаких, он абсолютно доверяет, что это та флешка, которая надо флешка, поэтому вы не должны сомневаться, что его взяли за дело. Мы переходим к блоку вопросов, который касался Украины. Сергей Лавров очень любопытным образом пригласил западных журналистов на территорию Украины. Давайте послушаем, как он это выразил.


Елена Рыковцева: Это совершенно потрясающий ответ. Сергей Лавров говорит: наши российские журналисты отлично закрывают тему на территории ДНР и ЛНР, мы 24 часа говорим вам правду. А если у вас сомнения, идите на украинскую сторону и проверяйте. Он не пригласил западных журналистов проверить правду, которую несут российские журналисты на территории самопровозглашенных республик, а пригласил их на украинскую сторону. Мне интересно, Роман, как вы прореагировали на это приглашение, например, для Антона.

Роман Цимбалюк: Сергею Викторовичу надо сказать спасибо за откровенность, потому что он оккупированный Донбасс назвал самой напряженной геополитической точкой мира. Тем самым объяснил, зачем они устроили там войну, чтобы играть в эту великую российскую игру. По поводу работы журналистов, не хотелось бы его расстраивать, но да, у нас достаточно строгие правила аккредитации, но иностранцы из разных стран имеют возможность поехать на линию соприкосновения. Просто там изменились правила аккредитации. Система стала более формализованная, потому что фронт застыл и так далее. Что касается оккупированного Донбасса, тут очень интересно. Дело в том, что много моих друзей московских корреспондентов западных изданий фактически года три не могут поехать на оккупированный Донбасс, потому что им не дают аккредитацию. Если не ошибаюсь, в феврале 2017 года на одном из брифингов они обратились к Захаровой, спикеру, с просьбой: помогите нам, мы хотим поехать, снять правду, добавить мощи российскому информационному потоку оттуда. Она говорит: вы приходите к нам, обязательно в Донецке меня услышат, и вы поедете, вам дадут эти аккредитации. Ничего не изменилось. Любопытно, что с одной стороны представитель России не стесняется приглашать на оккупированную территорию, а сейчас Сергей Викторович в принципе такую возможность не рассматривает. Если хотите, езжайте в свободную Украину, а это можно сделать, извините, без приглашения Сергея Викторовича.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕКСТА СКОРО, ЗВУК И ВИДЕО ВСЕГО ЭФИРА УЖЕ ЗДЕСЬ

https://www.svoboda.org/a/29713688.html

Версия для слабовидящих