• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Письмо гаранту

Письмо гаранту

Президенту Российской Федерации, главе государства, гаранту Конституции, прав и свобод человека и гражданина

Путину Владимиру Владимировичу

Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы — представители культурного сообщества страны — крайне встревожены ходом судебного разбирательства по так называемому делу «Седьмой студии». На наших глазах уважаемых людей: бывшего художественного руководителя «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова, ее бывших продюсеров Алексея Малобродского и Екатерину Воронову, ее бывшего директора Юрия Итина и бывшего директора Департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Министерства культуры РФ Софью Апфельбаум — пытаются обвинить в мошенничестве в особо крупных размерах, да еще и в создании для этой цели преступной группировки.

Мы допускаем, что Вас, Владимир Владимирович, информируют недостаточно полно или вводят в заблуждение относительно этого расследования, которое потрясает нас несправедливостью судопроизводства и показательной жестокостью представителей силовых структур, сотрудников Следственного комитета и прокуратуры. А кроме того, создает напряжение внутри сообщества, провоцирует панику и страх перед произволом представителей государственной системы, ограничивает людей культуры в инициативах и проектах.

Многие из нас регулярно посещают суды по делу «Седьмой студии», все без исключения следят за ходом дела, подробно освещаемым в прессе. И буквально каждое из заседаний суда — как районной инстанции, так и Мосгорсуда — демонстрирует грубейшие нарушения действующего законодательства и прав человека.
Поэтому мы считаем своим гражданским долгом поставить Вас в известность о вопиющих нарушениях со стороны правоохранительных органов. Дальше — лишь некоторые из обстоятельств, которые демонстрируют допущенные при рассмотрении и расследовании дела нарушения и заставляют сомневаться в правомерности, непредвзятости и справедливости действий следственных и судебных органов, участвующих в деле.

1) До сих пор (спустя семь месяцев после начала расследования!) сторона обвинения не предложила никаких иных свидетельств виновности фигурантов, кроме показаний бывшего бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, тоже обвиняемой по делу. Ее показания меняются от заседания к заседанию и, по мнению адвокатов, являются в чистом виде оговором. Причем доказательство этому как раз есть: фигурант дела Алексей Малобродский 13 сентября 2017 года, находясь в одном автозаке с Масляевой, но в соседнем отсеке, слышал, как следователь уверял Масляеву, что после дачи показаний еще на двух фигурантов ее отпустят под домашний арест. Этот эпизод был зафиксирован видеокамерой. По этому факту Малобродский написал жалобу в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет, оставшуюся без ответа. То есть в данный момент все фигуранты дела лишены свободы на основании одного лишь оговора Масляевой. В то время как в постановлении Европейского суда по правам человека указано, что люди, которые заключили досудебное соглашение со следствием — а Масляева его заключила, что отражено в материалах дела, — не могут давать свидетельские показания в отношении других лиц по тому же делу.

2) Продюсер Алексей Малобродский первый месяц провел под стражей вообще без возбуждения в отношении него уголовного дела! Это выяснилось только на судебном заседании, которое рассматривало вопрос о продлении данной меры. Сотрудники Следственного комитета забыли о такой необходимой формальности, видимо, уверенные, что даже нарушение Уголовно-процессуального кодекса РФ сойдет им с рук. Так и случилось. Заседание суда о продлении содержания под стражей было перенесено на следующий день, и следствие показало цирковой фокус — постановление о возбуждении уголовного дела, созданное в 10.30 утра в день заседания, на котором дело Масляевой и Итина слилось с не существовавшим до того делом Малобродского. От такой наглости и беззакония пришел в недоумение даже прокурор Малофеев, отказавшийся поддержать ходатайство следователя Лаврова о продлении Малобродскому содержания под стражей. Что не помешало сделать это судье Дударь.
Статья 108 п. 1.1. УК РФ указывает, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159-159.3. Однако Алексей Малобродский, человек с безукоризненной репутацией в театральном сообществе, а кроме того проработавший в проекте «Платформа» меньше всех по времени, менее года, остается под стражей уже почти полгода, и эта мера пресечения продлена ему до 19 января 2018 года.

3) Нам также не понятно, почему остальным фигурантам дела, занимающим руководящие посты в ведущих театрах страны, выбрана мера пресечения в виде домашнего ареста — вопреки Постановлению Пленума Верховного суда Российской Федерации № 41 от 19 декабря 2013 г., которое подчеркивает, что право на свободу является основополагающим правом человека и поэтому «меры пресечения, ограничивающие свободу, — заключение под стражу и домашний арест, — должны применяться только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно». Вы сами, Владимир Владимирович, два года назад выступили с посланием к Федеральному собранию РФ, в котором призвали в ходе расследования экономических преступлений избирать меры пресечения, не связанные с лишением свободы. В данный момент три ведущих театра страны — ярославский Театр драмы им. Федора Волкова, Российский академический молодежный театр и «Гоголь-центр» — работают без своих руководителей, что не может не отражаться негативно на работе этих учреждений и на российской культуре в целом.

4) Следствие демонстративно игнорирует требования адвокатов соблюдать закон. В частности, на апелляционных судах регулярно отклоняется требование о проверке документов перед рассмотрением апелляционных жалоб, что нарушает ст. 389.13 УПК РФ, указывающую, что решение о рассмотрении апелляционных жалоб без проверки документов может быть принято только с согласия сторон. А документы, к которым апеллируют адвокаты, не дают нам ни единого основания подозревать наших товарищей и коллег, уже лишенных свободы, в причастности к каким-либо хищениям, зато мы видим сотни афиш, критических статей, видеофрагментов, подтверждающих, что на проекте «Платформа» велась интенсивная деятельность, требующая миллионных вложений.

5) Следствие в своих действиях опускается не только до мести за отказ фигурантов оговаривать коллег, но и до откровенного вранья. На апелляционном суде 4 декабря 2017 года адвокат бывшего гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина Юрий Лысенко заявил, что следствие «сталкивает обвиняемых лбами». По его словам, его подзащитный никогда не оговаривал Кирилла Серебренникова и Алексея Малобродского и не подтверждал факта мошенничества с их стороны. В то время как Кириллу Серебренникову (что Серебренников тут же подтвердил лично) было сказано, что Итин дал такие показания против него.

6) В документации по делу присутствуют многочисленные нестыковки дат и времени. По заявлению адвоката Алексея Малобродского Ксении Карпинской, в документах указано, что одна из дочерей Масляевой давала показания 17 июля 2017 года с 10.00 до 12.45 в здании следственного изолятора следователю Середе — в то время как следователь Середа именно в это время находилась в Басманном суде. Таким же невероятным образом следователь Васильев в одно и то же время и в один и тот же день, 12 июля 2017 года в 19.00, допрашивал в разных локациях и вторую дочь Масляевой, и Алексея Малобродского. Второй адвокат Малобродского Юлия Лахова на заседании в Мосгорсуде 6 сентября 2017 года процитировала Постановление о продлении меры пресечения, в котором приводятся слова Масляевой о том, что в период с 01.02.2014 по 08.04.2014 года она, будучи главным бухгалтером «Седьмой студии» и выполняя указания генерального директора и генерального продюсера — соответственно, Итина и Малобродского, — обеспечила при помощи неустановленных лиц противозаконные переводы денежных средств. В то время, как Малобродский работал в «Седьмой студии» только до августа 2012 года! Подобные нестыковки приводятся адвокатами буквально на каждом судебном заседании. Согласитесь, такое расследование трудно назвать справедливым. А значит, мы имеем дело с нарушением еще одного права человека и гражданина РФ — права на справедливое судебное разбирательство, которое гарантируется Конституцией РФ.

7) Рассмотрение дела также игнорирует презумпцию невиновности, перекладывая на обвиняемых доказательство собственной невиновности и оказывая давление с целью признания совершения преступлений.

8) Наконец, есть аргумент, который не регламентирован никакими документами и законами, но который, по нашему глубокому убеждению, должен быть решающим в принятии любых решений в цивилизованном обществе. Этот аргумент — милосердие. Все семь месяцев, начиная со дня первых обысков, 23 мая 2017 года, когда ни в чем не повинные и не имеющие никакого отношения к делу актеры и другие сотрудники «Гоголь-центра» провели пять часов запертыми в зале и под прицелами автоматов, сотрудники спецслужб, следственных органов, суда и прокуратуры проявляют крайний цинизм и бесчеловечность. Алексея Малобродского, за которого каждый, кто с ним знаком, готов поручиться, как за самого себя, привозят знакомиться с документами в наручниках и пристегнутым к приставам. А на все доводы адвокатов об изменении ему меры пресечения отвечают лишь одно: здоровье Малобродского позволяет ему находиться под стражей. Всемирно известного режиссера Кирилла Серебренникова задерживают на съемках фильма в Петербурге и всю ночь везут в автобусе в Москву. На заседании Мосгорсуда 6 декабря 2017 года следователь Середина в ответ на утверждение, что арест имущества Кирилла Серебренникова является чрезмерным ограничением, поскольку на иждивении Серебренникова находятся 84-летний отец после тяжелой операции и 82-летняя мать, страдающая болезнью Альцгеймера, заявляет, что формально Серебренников не является опекуном своих родителей, — и судья Гайдар принимает сторону обвинения.

Мы — представители российского культурного сообщества — обращаемся к Вам, Владимир Владимирович, как к гаранту прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации, способному защитить наших коллег — фигурантов дела «Седьмой студии» — от произвола и прекратить дискредитацию правосудия в нашей стране.

14 декабря 2017 года

Подписать письмо можно по этой ссылке

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку