• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Почему Белоруссию не присоединят

Почему Белоруссию не присоединят

 

Несмотря на всю поднятую шумиху, Минск все же останется столицей суверенного государства. Риски «крымского варианта» в Кремле явно сочли слишком высокими.
Официальная социология служит у нас не столько для изучения общественного мнения, сколько для его формирования.© Фото с сайта gpk.gov.by

На этой неделе были предприняты самые активные попытки оживить «белорусский вариант» решения пресловутой «проблемы 2024» — то есть безболезненного и контролируемого транзита власти после завершения четвертого срока полномочий Владимира Путина.

Канал «Незыгарь» в Telegram даже описал конкретный сценарий того, как это будет: якобы конституционный акт создаваемого Россией и Беларусью Союзного государства «технически готов», и его уже осенью этого года — 8 сентября, в Единый день голосования в России, могут вынести на референдум. Возможно, что одновременно пройдут и парламентские выборы в Белоруссии.

Понятно, что в случае создания полноценного объединенного государства, Владимир Путин может рассчитывать занять вновь возникший президентский пост, ведь отсчет сроков полномочий как бы начнется с нуля.

Однако бурное обсуждение этого варианта совсем затмило весьма примечательную новость, под которой, как видится, есть несколько более прочный фундамент, чем конспирология на тему тайных планов Кремля. В день Единения российского и белорусского народов, который, если кто не знал, мы все отмечаем 2 апреля, Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал результаты своего исследования, посвященного теме вхождения или не вхождения Белоруссии в состав России.

В телефонном опросе приняло участие 1600 россиян (стандартная выборка) из разных регионов. Звонки совершались как на стационарные, так и на мобильные телефоны граждан. В результате выяснилось, что около половины жителей России (48%), перефразируя старый советский анекдот, не хотят присоединения Белоруссии «ни тушкой, ни чучелком».

На вопрос «А каким Вы сами бы хотели видеть российско-белорусское Союзное государство?», лишь 18% опрошенных поддержали вариант «Объединение двух государств в одно государство на равноправной основе». За «вхождение Белоруссии в состав России на правах одного или нескольких субъектов Российской Федерации» высказалось только 17%. Так что даже если объединить ответы тех, кто выступает за разные варианты вхождения Белоруссии в состав РФ, в сумме таковых все равно окажется меньше (35%), чем противников объединения двух стран (48%).

Здесь, конечно, можно было бы написать что-то в духе «что и следовало доказать». Однако важнее, как мне кажется, попытаться разобраться, в чем же был смысл этого опроса. Чтобы это понять, надо вспомнить два непреложных обстоятельства.

Первое, что ВЦИОМ — государственное предприятие, которое выдает на гора информацию в том виде, к каким ее хочет видеть владелец и главный заказчик. Второй момент известен всем социологам, в том числе, и государственным. И состоит в простой формуле: «каков вопрос, таков и ответ». Зная это, некоторые вопросы социологи и не задают гражданам вовсе. Поскольку уже сама по себе постановка того или иного вопроса ведет к тому, что многие люди начинают задумываться над тем, над чем, если их не спросить, они задумываться и не стали бы.

Соответственно, если главная социологическая служба страны вдруг поставила перед гражданами соответствующие вопросы, касающиеся вливания Белоруссии в РФ и обнародовала их ответы, значит это кому-то нужно, причем именно сейчас.

Отметим, что официальная социология служит у нас не столько для изучения общественного мнения, сколько для его формирования. Но это только одна сторона вопроса. Другая состоит в том, что те, кого мы всуе называем «Кремль», держат руку на пульсе общественного мнения. Многие свои шаги, в том числе и на внешнеполитической арене, они обосновывают тем, что действуют в качестве выразителей воли народа. Народ, мол, так думает, что же нам остается делать? Только прислушаться к его чаяниям…

И вот нам наглядно продемонстрировали, что россияне не горят желанием присоединять Белоруссию. Что ж поделать, вздохнет теперь по этому поводу на какой-нибудь очередной «прямой линии» с народом наш «Кремль»: я-то душой за объединение, ибо мы один народ, но видите, люди не захотели! А глас народа — глас божий… «А-а-а-а… — скажет народ, — теперь понятно. Это ведь я сам не захотел. Ну да ладно. Не больно-то и надо было».

После того, как мы более-менее разобрались с кремлевским политпиаром, стоит задаться вопросом: а что случилось, собственно? Почему в Москве передумали присоединять Синеокую? Казалось бы, столько усилий, особенно в последние несколько месяцев, когда послом (и, что беспрецедентно, одновременно специальным представителем президента РФ) в Белоруссию был направлен Михаил Бабич — бывший десантник и сторонник жестких действий, в том числе в отношении «братских стран».

Еще буквально пару месяцев назад высшие российские чиновники заявляли о необходимости «более тесной» интеграции с Белоруссией. Только под такую «интеграцию» Минску обещали снизить цены на нефть до общероссийских показателей. И вот теперь «объединение» «по просьбам трудящихся» отменяется. Ну, или как минимум, откладывается в долгий ящик.

Тут стоит напомнить, что когда появились первые признаки того, что Беларусь может «воссоединиться» с Россией примерно по тому сценарию, что и Крым, мы писали, что весь белорусский суверенитет зависит от позиции одного человека — Александра Лукашенко. А стало быть, если этот человек по каким-то своим личным соображениям вдруг решит «перейти на другую работу», скажем, уйти с поста президента своей страны и занять какую-то формально высокую, но по сути ничего не значащую должность, которую под это дело ему могли бы срочно сконструировать в Москве, то Белоруссия станет частью России.

Однако вскоре выяснилось, что Батька не хочет быть «вторым парнем» в Москве, и что суверенитет его страны (а значит, и его собственное будущее) для него отнюдь не пустой звук. Более того, не называя никого и ничего конкретно, он публично объявил, что в случае чего готов «раздать семь миллионов автоматов» своим согражданам.

Тема автоматического огнестрельного оружия в риторике Лукашенко возникает не впервые Напомним, что сразу же после присоединения Крыма к России в 2014 году Александр Григорьевич сказал, что если бы такое случилось в Белоруссии, он бы лично взял автомат и пошел воевать в леса.

Очевидно, что «крымский сценарий» в отношении любого государства на постсоветском пространстве сегодня не столь вероятен, как пять лет назад. Наши соседи учли опыт Украины, и сегодня гораздо лучше как в политическом, так и в военном плане готовы к любому развитию событий. Это относится, прежде всего, к таким основным кандидатам на «воссоединение», как та же Украина, Белоруссия или Казахстан. Фактор неожиданности исчез, как и растворилась в дымке прошлого вера в такие абстракции, как международное право, международные гарантии и так далее…

Судя по всему, взвесив все за и против, наш «Кремль» на этот раз решил, что риски «добровольного вхождения» Белоруссии в состав России перевешивают те дивиденды, которые можно получить от «воссоединения» «двух братских народов». В Кремле (на этот раз без кавычек) всегда умели считать. И очередные 600 млн долларов, которые вроде как «списанный в утиль» Лукашенко все же выбил из России, лишнее тому подтверждение.

Александр Желенин

Эксклюзивные новости и статьи читайте на нашем Telegram-канале «Источники Росбалта».

 

http://www.rosbalt.ru/blogs/2019/04/06/1774055.html

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ