• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Сотни российских пилотов могут лишиться дипломов и права летать. Это вопрос безопасности или денег?

Сотни российских пилотов могут лишиться дипломов и права летать. Это вопрос безопасности или денег?

Воздушная тревога

Сотни российских пилотов могут лишиться дипломов и права летать. Это вопрос безопасности или денег?

Фото: Алексей Смышляев / Интерпресс / ТАСС

21 июня Центральный районный суд Челябинска признал деятельность Южно-Уральского государственного университета (ЮурГУ) по подготовке пилотов гражданской авиации незаконной, и постановил аннулировать дипломы двух его выпускников — Игоря Мартынюка и Егора Дрыжинского, которые закончили ЮурГУ в 2013 и 2017 годах, соответственно.

«Суд удовлетворил исковые требования Челябинской транспортной прокуратуры в интересах неопределенного круга лиц в полном объеме, — рассказала челябинскому изданию 74.ru консультант суда Анна Волощенко. — Незаконной признана деятельность по подготовке пилотов по программе среднего профессионального образования с 29 июня 2016 года, по программе дополнительного профессионального образования — с 5 декабря 2011 года по 30 июля 2014 года».

Несмотря на то, что сейчас дипломов лишены только два пилота, под ударом могут оказаться практически все летчики, выпускники Аэрокосмического факультета ЮурГУ, — более 200 человек.

Среди мест их трудоустройства собеседники «Новой» называют едва ли не все известные авиакомпании страны.

Часть 1. Несертифицированные

Фото: Марина Лысцева / ТАСС

Иск транспортной прокуратуры к ЮурГУ был подан еще в сентябре прошлого года. Надзорное ведомство обратило внимание, что вуз готовил пилотов, не имея сертификата авиационного учебного центра.

Пресс-секретарь ЮурГУ Татьяна Строганова в телефонном разговоре с корреспондентом «Новой газеты» от комментариев отказалась. На письменный запрос представители вуза ответили отпиской.

Сертификата авиационного учебного центра у ЮурГУ действительно не было. Но у университета был заключен договор с Челябинским летным училищем гражданской авиации (ЧЛУГА), у которого до августа 2016 года соответствующий сертификат имелся. Именно в ЧЛУГА студенты ЮурГУ проходили практику.

По словам юриста Надежды Толочковой, которая представляет интересы выпускников ЮурГУ, до 2017 года (в этом году в ЮурГУ и ЧЛУГА были последние выпуски пилотов. — И. Ж.) сертификат авиационного учебного центра (АУЦ) требовался только для обучения по программам дополнительного профессионального образования. Для программ среднего профессионального образования, по которым учились выпускники ЮурГУ, он не требовался.

— Сертификата АУЦ для среднего профессионального образования не было ни у одного летного училища в России. Первый такой сертификат был выдан 31 мая 2017 года. И если прокуратура требует сертифицирования учебных заведений, которые готовят пилотов, то она должна требовать этого для всех.

«Почему только челябинские летчики лишены права летать?»

«Новая газета» изучила сертификаты, выданные Росавиацией летным училищам до 2017 года. В приложениях к ним речь действительно идет о дополнительном профессиональном образовании. Сертификатов, которые относятся к среднему профессиональному образованию для коммерческих пилотов до 2017 года не выдавалось.

Часть 2. Трагедия и передел

Обломки Ан-148, потерпевшего крушение в Подмосковье в феврале 2018 года. Фото: ТАСС
Крушение

При обсуждении конфликта между чиновниками и челябинскими пилотами неизменно возникает тема катастрофы Ан-148 авиакомпании «Саратовские авиалинии» в Подмосковье 11 февраля 2018 года.

В июне заместитель министра транспорта РФ Александр Юрчик в интервью «Новой газете» заявил:

«В ходе разбирательств по «Саратовским авиалиниям» выяснилось, что у одного из пилотов было свидетельство коммерческого пилота, полученное в учебном заведении, которое не отвечало в полной мере требованиям к авиационным учебным центрам <…>. Центр, который готовил второго пилота, не соответствовал этим требованиям. Прокуратура предписала проверить и при необходимости отозвать лицензию у этого учебного центра, что Росавиация и выполнила».

Речь идет о Сергее Гамбаряне, втором пилоте разбившегося Ан-148. Гамбарян в 2013 году окончил ЮурГУ, и летную практику проходил в «ЧелАвиа», которое позже было переименовано в ЧЛУГА.

После катастрофы СМИ опубликовали расшифровку разговора командира судна Валерия Губанова с Сергеем Гамбаряном. Вот, как она выглядела в момент публикации.

РАСШИФРОВКА РАЗГОВОРА ДВУХ ПИЛОТОВ РАЗБИВШЕГОСЯ АН-148, КОТОРУЮ ОПУБЛИКОВАЛИ СМИ

«Командир воздушного судна (КВС): Вверх! Вот.

Второй пилот (ВП): Сейчас-сейчас.

КВС: А ты вниз…

ВП: Вообще фигня какая-то!

КВС: Не, ну я так понял, ты хотел это… А ты, наоборот, вниз.

ВП: Потом разговаривать будем. Так, контролируем все!

КВС: Все, все хорошо.

ВП: Все, скорость нормализовалась.

СИГНАЛИЗАЦИЯ: Скорость сравнить, скорость сравнить.

ВП: Оп-оп-оп! 390!

КВС: Куда вниз-то?! Куда ты вниз? Зачем вниз?! Куда?!

СИГНАЛИЗАЦИЯ: Скорость сравнить, скорость сравнить.

ВП: Да потому что, что хорош ***, 200 скорость, ***!

КВС: Высота! Высота! Высота!

СИГНАЛИЗАЦИЯ: Terrain ahead! Pull up! Terrain ahead!

КВС: Вверх!

СИГНАЛИЗАЦИЯ: Terrain ahead! Pull up! Terrain ahead!

КВС: Всё, ***».

В таком же виде эта расшифровка существует в СМИ сейчас. Из нее можно сделать вывод, что к катастрофе привели действия второго пилота, который якобы ввел воздушное судно в пике. Основываясь на этой расшифровке, коллеги погибших после катастрофы говорили, что именно второй пилот фактически пилотировал самолет.

Однако в скором времени после публикации расшифровки Росавиация выступила с опровержением подлинности этой записи, отметив, что

диалоги командира воздушного судна и второго пилота в ней перепутаны, а некоторые слова и фразы вовсе отсутствуют в аутентичной записи.

Следственный комитет в июне 2018 года также подтвердил, что самолет в пикирование перевел именно командир воздушного судна (выпускник Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации). К такому же выводу пришла комиссия Межгосударственного авиационного комитета. В качестве одного из факторов, приведших к катастрофе, МАК назвала «потерю работоспособности командира воздушного судна в психологическом плане (психологический ступор, psychological incapacitation), что привело к полной потере им пространственной ориентировки и не позволило отреагировать на правильные подсказки и действия второго пилота».

Как бы то ни было, в России за последние девять лет произошло минимум 12 крупных авиакатастроф. И лишь в одной из них среди пилотов был выпускник челябинского училища. Это не помешало Росавиации в апреле 2018 года лишить лицензий 60 пилотов, выпускников ЮурГУ (о судьбе челябинских пилотов, которым родина закрыла небо, но которые нашли себя в Европе и США — в материале Александры Джорджевич «Полет без России»).

Студенты, специалисты и монополия

Сегодня Челябинское летное училище гражданской авиации, в котором выпускники ЮурГУ проходили практику, не работает.

Директор ЧЛУГА Александр Матусевич считает, что все дело против выпускников ЮурГУ и его училища построено на подмене понятий.

— Росавиация ссылается на требования Воздушного кодекса и Федеральных авиационных правил, в которых речь идет о программах обучения специалистов. То есть о людях, которые уже признаны специалистами, — говорит он. — Студенты же, не имеющие никакого образования, кроме школьного, специалистами не являются. В случае с пилотами, выпускниками ЮурГУ, речь идет о программе подготовки специалистов среднего звена. Это программа, соответствующая Федеральному государственному образовательному стандарту. И министерство образования, проводившее проверку нашего училища в 2017 году, не нашло никаких оснований для отзыва у нас лицензии. Наша программа соответствовала программам, утвержденным Росавиацией.

Матусевич отмечает, что ЧЛУГА на момент возникновения конфликта являлось единственным частным летным училищем, которое готовило коммерческих пилотов. По его мнению, причиной возникновения конфликта стал передел рынка.

— Дело в том, что у нас обучение коммерческих пилотов стоило заметно меньше, чем в училищах Росавиации, — 2,2 млн рублей. В Сасовском летном училище, которое является филиалом Ульяновского института гражданской авиации, или в Краснокутском летном училище обучение стоило 3,4 млн. Соответственно, мы оттягивали значительную часть слушателей, и финансовые потоки проходили мимо государственных училищ. Мы выпустили более 300 пилотов. Государственные учреждения получили бы за них хорошие деньги.

«Сейчас, когда наше училище не ведет деятельности, Росавиация достигла своей цели: она фактически монополизировала рынок подготовки коммерческих пилотов».

В беседе с корреспондентом «Новой» замминистра транспорта Александр Юрчик признал, что в последние несколько лет рынок действительно монополизирован. По словам чиновника, монополизация произошла «невольно» — поскольку в ходе проверок частных авиационных центров выяснилось, что некоторые из них «не вполне соответствуют требованиям».

По мнению Александра Матусевича, Росавиация и вовсе не имела права проводить проверки и выявлять какие-либо нарушения, связанные с сертификацией АУЦ, потому что у ведомства нет соответствующего регламента. «Это функция Ространснадзора. И у нас были проверки Ространснадзора. И они никаких существенных нарушений не выявили», — говорит он.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/07/01/81087-vozdushnaya-trevoga

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ