• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

В больнице скорой помощи Covid-19 более 100 медиков, но продолжают привозить пациентов, а врачи работают без СИЗ

В больнице скорой помощи Covid-19 более 100 медиков, но продолжают привозить пациентов, а врачи работают без СИЗ

Роман Пименов / Интерпресс / PhotoXPress

НИИ скорой помощи имени Джанелидзе в Санкт-Петербурге — одно из крупнейших медицинских учреждений в России, в нем работают более двух тысяч медиков. За 2019 год отделение экстренной медицинской помощи института приняло больше 78 тысяч человек. Несмотря на то, что больницу не стали перепрофилировать под пациентов с COVID-19, к концу апреля более сотни сотрудников клиники заразились коронавирусом. «Медуза» поговорила с несколькими сотрудниками больницы — они рассказывают о недооценке числа зараженных и о том, что необходимую защиту медики так и не получили.

Официально коронавирус подтвердили у 111 сотрудников больницы. Вместо необходимых средств защиты врачам выдавали обычные маски и строительные очки

О том, что в НИИ скорой помощи имени Джанелидзе началось заражение коронавирусом, 24 апреля сообщила «Фонтанка». По данным издания, уже на тот момент вирус по итогам первых тестов подтвердился у нескольких сотрудников. В петербургском комитете по здравоохранению тогда подтвердили, что в клинике приостановлен прием в отделение травматологии. При этом в целом НИИ считался «условно чистым» от коронавируса, и его не стали закрывать на карантин: поступивших пациентов при выявлении симптомов переводили в другие стационары, а контактировавших с ними врачей тестировали. Это не помогло: спустя неделю, 30 апреля, в комитете по здравоохранению сообщили, что коронавирусом заразились уже 111 сотрудников учреждения.

«Медуза» поговорила с тремя сотрудниками НИИ имени Джанелидзе — у одного из них подтвержден коронавирус, и он находится на домашнем карантине, еще двое продолжают работать. Они рассказали, что коронавирус в центр попал в середине апреля. Кто и как именно занес его, достоверно неизвестно: официально в больницу не привозили пациентов с симптомами коронавируса или пневмонии. Однако пневмонии у привезенных больных все же были.

«Например, привозят [пациента] с диагнозом ЖКК. А при сборе анамнеза и обследовании выясняется, что у него пневмония… Некоторые [такие пациенты] успели побывать и в приемном отделении, операционной, в реанимациях», — объясняет один из сотрудников.

Его слова подтверждают еще два медика. «Уже были и пациенты, которые прошли через „чистые“ отделения, а потом умерли, и оказалось, что у них „корона“», — добавляет один из них. В комитете по здравоохранению Петербурга признавали, что в НИИ были «единичные случаи» пневмоний у пациентов. Об умерших пациентах с коронавирусом не сообщалось.

До того, как заболевших пациентов успевали перевести в другие стационары, они заражали врачей: из-за официального статуса «некоронавирусного стационара» у тех не было необходимых средств индивидуальной защиты, например противочумных костюмов, объясняет один из сотрудников НИИ.

«У нас в приемном отделении ни одному человеку не выдали СИЗ. А что у нас в приемнике выявлялись пневмонии и их в другие стационары переводили — всем пофиг. [У нас была] маска самая дешевая и шапочка. Потом, когда массово начали заболевать, выдали очки строительные отвратительные», — рассказывает один из сотрудников, сам заболевший коронавирусом. Сейчас он дома на карантине, заболевание протекает в легкой форме.

Его слова подтвердила сотрудница реанимационного отделения, продолжающая работать: «Я работаю в реанимации, у нас из защиты есть только обычные маски, недавно выдали [лицевые] щитки. Респираторов нет». Некоторые сотрудники покупали средства защиты на свои деньги.

Врачи уверены, что заболевших сотрудников больше, чем указано в официальных данных

Опрошенные «Медузой» медики уверены, что официальная цифра в 111 заболевших занижена — по их оценкам, заразилось порядка 200 сотрудников. Во время пандемии умер как минимум один заразившийся коронавирусом сотрудник — 56-летняя медсестра Валентина Шужина. Помимо коронавируса у нее был диагностирован рак — официально причиной смерти признали именно его.

«[К массовому заражению привели] нехватка СИЗ, плюс безалаберное отношение начальства, плюс запоздалые меры по предотвращению заражения сотрудников», — объясняет один из сотрудников. По его словам, когда врачей только начали тестировать на коронавирус, медиков заставляли стоять в длинных очередях на тестирование, а температуру у сотрудников на входе в больницу начали измерять только на прошлой неделе.

Тестируют сотрудников раз в неделю или чаще, если они контактировали с зараженными, — например, один из опрошенных «Медузой» медиков рассказал, что контактировал с четырьмя зараженными коллегами и четырьмя пациентами с диагнозом.

При этом на домашний карантин или на лечение в инфекционную больницу отправляют только тех, у кого подтвердился диагноз после теста. Врачи, у которых диагностировали только пневмонию, лечатся в инфекционных отделениях НИИ, пишет петербургское издание «Бумага».

«Минздрав заявляет, что если сотрудник был в контакте, то его должны снять с работы, высадить на карантин и тестировать. Если бы так было, работающих бы уже не осталось», — говорит один из медиков.

Больница продолжает принимать пациентов. Нужные средства защиты врачам, по их словам, так и не выдали

Несмотря на более чем 100 официально заболевших сотрудников, НИИ имени Джанелидзе продолжает работать. В комитете по здравоохранению пояснили, что из-за вспышки коронавируса у сотрудников интенсивность приема пациентов снижена — их перенаправляют в другие больницы.

Двое продолжающих работать в центре медиков рассказали «Медузе», что больница «работает со скрипом»: часть отделений уже закрыты, а сотрудники работают в авральном режиме на 1,5–2,5 ставки. «Впрочем, ничего нового — у нас и так был большой дефицит кадров», — добавляет один из медиков.

Сотрудники подчеркивают, что руководство никак не объясняет медикам текущую ситуацию. «Как я понимаю, никто не планирует закрывать [нас] на карантин. Невыгодно приостанавливать работу такого крупного стационара. Тем более, по словам руководства, к нам же „ковидных“ не привозят», — объясняет один из них.

«С нами никто не разговаривает. Директор слишком важный, чтобы что-то объяснять своим рабам. Да и кто будет принимать пациентов с инфарктами, инсультами или острые животы? Да, должны [закрыть], но куда деть этих пациентов?» — добавляет другой сотрудник НИИ.

Главный врач НИИ имени Джанелидзе Антон Повзун отказался прокомментировать ситуацию «Медузе». Директор центра Валерий Парфенов на звонки не ответил. В городском комитете здравоохранения на звонки и сообщения «Медузы» не ответили.

30 апреля вице-губернатор Санкт-Петербурга Олег Эргашев, комментируя ситуацию в НИИ имени Джанелидзе, заявлял, что сейчас в неперепрофилированных стационарах «предприняты все меры» защиты. «Введены дополнительные меры безопасности: в приемном покое проводится КТ [компьютерная томография] пациентам с признаками пневмонии, больные с симптомами инфекционных заболеваний немедленно переводятся в другие стационары, проводится регулярная дезинфекция помещений. Однако исключить случаи заносов инфекций, к сожалению, все равно невозможно», — сказал Эргашев.

Однако сотрудники НИИ имени Джанелидзе утверждают, что им до сих пор никто не выдал даже надежных средств защиты — они продолжают работать в обычных масках. «[Сейчас нужно] обеспечить нас нормальными СИЗ. Мы ведь готовы работать. Очень обидно заразиться и сидеть дома, когда ты нужен на работе», — подчеркнул в разговоре с «Медузой» один из сотрудников.

Павел Мерзликин

 

https://meduza.io/feature/2020/05/01/v-peterburgskoy-bolnitse-skoroy-pomoschi-koronavirusom-zarazilis-bolee-100-medikov-tuda-prodolzhayut-privozit-patsientov-a-vrachi-rabotayut-bez-zaschity

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ