• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Сотрудников АЭС из-за COVID-19 изолировали в санаториях уже третий месяц

Сотрудников АЭС из-за COVID-19 изолировали в санаториях уже третий месяц

Санаторий-профилакторий «Орбита», куда отправили на изоляцию сотрудников блочного щита управления Курской АЭС
Государственный реестр курортного фонда Министерства Здравоохранения РФ

«Росатом» отправил на изоляцию ключевых работников своих АЭСпишет «Проект». Речь идет о сотрудниках блочного щита управления (БЩУ) — людях, которые управляют работой реакторов и всех технологических элементов станции. В «Росатоме» их называли «критически важными» работниками, так как без них энергоблок станции не может функционировать, а заменить их очень сложно: чтобы стать сотрудником БЩУ, надо получить лицензию и сдать экзамен. В России действуют 11 АЭС, на них, по расчетам «Проекта», работают чуть больше 1000 сотрудников БЩУ. Вероятно, в карантин попали все: весной «Росатом» сообщал о решении изолировать «всех работников, которые обеспечивают непрерывность производственных процессов и работают на ядерных установках».

Сотрудников БЩУ отправили в санатории «Росатома». И под угрозой увольнения запретили их покидать. Атомщиков, с которыми пообщался «Проект», начали свозить в санатории в начале апреля. По словам источника издания с Курской АЭС, их поселили в комнаты по два человека, кормили «сносно», но интернет не работал (связаться с семьей можно было по телефону), уходить от санатория дальше 100 метров запрещалось, на работу возили на автобусе. Источник «Проекта» с Ленинградской АЭС рассказал, что однажды его коллеги ушли из санатория погулять: их быстро вернули и пригрозили уволить. Другие сотрудники БЩУ тоже говорили, что недовольным грозили либо увольнением, либо санкциями: снижением зарплаты или проблемами при переаттестации. 


Работники Ленинградской АЭС выкладывали в соцсети видео о своей жизни в изоляции
Изоляция должна была уберечь сотрудников БЩУ от коронавируса. Но они все равно заражались. Собеседник с Курской АЭС рассказал «Проекту», что коронавирус нашли у шести его коллег и пяти работников санатория. «У нас процент заболевших выше, чем на АЭС, среди свободных работников», — сказал он. Собеседник с Ленинградской АЭС рассказал, что заразился сам. Руководство попросило его быстро покинуть санаторий — хотя, когда мужчину убеждали туда приехать, то говорили, что это делается в том числе для того, чтобы он не заразил семью. Глава департамента коммуникаций «Росатома» Андрей Черемисинов заявил, что в данный момент заболевших среди сотрудников БЩУ нет.

Для изолированных атомщиков организовали голосование «по одобрению пакета поправок в Конституцию». Работникам Курской АЭС, изолированным в санатории, заранее выдали свидетельства участника голосования c QR-кодами. Формально для получения сувениров. При этом на каждом свидетельстве стояло имя сотрудника, а также значилось, что он уже принял участие в голосовании «по одобрению пакета поправок в Конституцию» — то есть, очевидно, проголосовал «за». Сотрудники БЩУ предположили, что с помощью этих сертификатов руководство контролировало явку (о том, что для этих целей используются QR-коды, писала «Медуза» и другие СМИ).
Атомщикам говорили, что изоляция продлится две-три недели. Но для некоторых она продолжается третий месяц. В начале мая, когда в России начали снимать ограничения, руководители разрешили сотрудникам БЩУ некоторых АЭС по очереди ездить домой. Также «Росатом» доплатил изолированным по 30 тысяч рублей. В конце июня некоторых атомщиков стали отпускать из санаториев, но сотрудники БЩУ Ленинградской, Смоленской и Курской АЭС остаются в изоляции. «Проект» называет это самым долгим карантином в России. «Это „комфортное“ заключение всем порядком надоело. И главное, перспектив на освобождение пока не видно», — сказал изданию один из сотрудников ЛАЭС.

Карантин для сотрудников «Росатома» незаконен, считает специалист по трудовому праву Николай Зборошенко. По приезде в санатории атомщики подписали согласие на изоляцию, но Зборошенко утверждает, что подобные документы юридически ничтожны, и даже с ними работодатель не имеет права ограничивать свободу персонала. В свою очередь глава департамента коммуникаций «Росатома» Андрей Черемисинов заверил, что и сотрудники, и их семьи относятся к ситуации с пониманием: «Вы думаете, мы их держим на цепях [в санаториях]? Они идут в эти санатории, понимая свою ответственность».

Пересказала Ольга Корелина

https://meduza.io/feature/2020/06/29/samyy-dolgiy-karantin-v-rossii

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ