• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Журналист и муниципальный депутат Илья Азар: Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!

Журналист и муниципальный депутат Илья Азар: Прекратить штрафовать и арестовывать за одиночные пикеты!

С конца мая полицейские регулярно задерживают людей на одиночных пикетах, как только они развернут свой плакат, хотя это единственная форма протеста, не требующая согласования с властями.

Это беспредел, и еще совсем недавно этого не было.

Меня самого задержали на одиночном пикете у здания ГУ-МВД 26 мая (а потом еще и 3 июля) и отправили под арест на 15 суток.

В конце мая нам объясняли, что задержания связаны с так называемым «режимом самоизоляции», но в Москве с тех пор уже прошли книжный фестиваль на Красной площади, парад Победы, голосование по поправкам, открыты рестораны и салоны красоты. На этом фоне возможная опасность одиночных пикетов кажется просто абсурдной.

Сейчас уже ясно, что дело вовсе не в коронавирусе (участников пикетов штрафуют не за нарушение «самоизоляции», а за нарушение правил проведения публичного мероприятия), а в том, что власти решили под шумок окончательно уничтожить свободу собраний и свободу публичного выражения своего мнения.

Как все сейчас происходит? После задержания на одиночном пикете человека с плакатом везут в автозаке в ОВД, где через несколько часов бюрократической волокиты ему выписывают протокол по статье 20.2 КоАП (нарушение правил проведения акции). Еще через какое-то время суд выносит участнику одиночного пикета штраф (10-20 тысяч рублей), а при повторном нарушении отправляет его под арест (максимум на 30 суток, обычно на 15-20).

 

То есть за два одиночных пикета вас отправят на месяц в спецприемник с душем раз в неделю и правом на пользование телефоном 15 минут в день, а после трех пикетов вы можете оказаться даже в колонии (но об этом кошмарном законе поговорим в другой раз).

Посмотрите внимательно на фото в этой петиции. На нем вы видите нескольких молодых девушек в автозаке. Они вышли в одиночный пикет в поддержку художницы Юлии Цветковой (ее судят за порнографию из-за серии рисунков вагины), за что их с применением грубой силы задержали, а одну из пикетчиц (Анастасию Резюк) позже за повторное нарушение статьи 20.2 арестовали на 20 суток.

Это вообще нормально? Какую угрозу обществу несет человек с плакатом? Что он нарушил, кому помешал?

Я требую от президента России, его администрации, силовых структур и правоохранительных органов соблюдать законы Российской Федерации и отменить негласное решение задерживать людей на одиночных пикетах!

***

В Конституции есть 31-я статья (она осталась на месте и в «обнуленной» версии). Ее текст очень короткий и понятный: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».

То, что эта статья очень давно не соблюдается, знает каждый, кто хоть сколько-то интересуется политикой. 54-й федеральный закон «О митингах» ограничивает свободу собрания путем прописанной там необходимости «согласования [акции] с органом исполнительной власти».

Получить такое согласование на протестный митинг в России (и особенно в Москве) можно только в двух случаях: когда «органы исполнительной власти» считают, что на митинг придет мало людей (и участников можно будет высмеять в государственных СМИ) или когда понимают, что народное возмущение так велико, что нельзя не дать выпустить пар. Так, митинг «Допускай» 10 августа 2019 года согласовали по второй причине, а митинг «Отпускай» 29 сентября 2019 года — скорее по первой. При этом больше десяти заявок на митинги и шествия между 10 августа и 29 сентября не согласовали, что привело к задержаниям, арестам и тюремным срокам.

Тот же самый 54-й закон оставляет российскому обществу лишь одну форму публичного мероприятия, которую не нужно ни с кем согласовывать. Это одиночное пикетирование.

Смысл одиночного пикета — в мгновенной реакции на несправедливость и беспредел, которые происходят в России, увы, все чаще. Задержали Ивана Голунова, вынесли приговор по делу «Сети»(*), внесли поправку об обнулении? Журналисты, актеры, депутаты, неравнодушные граждане возмутились и вышли в пикет около здания ответственной за «посадки» ФСБ или к Администрации президента, где придумали «вечного Путина».

Митинг в этих местах вам не согласуют ни-ког-да, да и организовать большое мероприятие могут только политические партии или общественные движения (это стоит немалых денег).

Одиночные пикеты — это действительно народный и всегда искренний ответ на несправедливость. И именно поэтому он бесит тех, кто сидит наверху.

В оппозиционной среде к одиночному пикету принято относиться чуть ли не пренебрежительно, но на самом деле для большинства людей решиться встать в одиночный пикет, где все внимание — прохожих, полиции, журналистов — будет приковано лично к тебе, намного тяжелее, чем выйти на большой митинг, где чувствуешь вокруг единомышленников, где легко затеряться в толпе и остаться незамеченным.

И в этом смысле одиночный пикет — это не только протестная акция, это выражение своего мнения. Поэтому задержание на одиночном пикете — это грубое нарушение не только свободы собраний, но и свободы мнений.

***

Начиная с задержания журналиста Ивана Голунова в прошлом году большую популярность приобрел формат так называемой пикетной очереди, когда в отдельно взятый момент с плакатом стоит один человек, а остальные желающие выразить протест стоят в очереди и в акции не участвуют.

Так, актеры стояли у Администрации президента с требованием освободить Павла Устинова, фигуранта «Московского дела», люди, возмущенные «обнулением», стояли в пикете, сменяя друг друга, у памятника Князю Владимира у стен Кремля, каждую пятницу проходили метропикеты в поддержку всех политзаключенных. Да сколько было этих пикетных очередей! Целый год никто их не трогал, потому что трогать их не за что. Никакой угрозы они никому не несут.

Но в феврале у здания ФСБ прошла пикетная очередь против приговора по делу «Сети»(*), и в ней поучаствовали почти тысяча человек. Ее тоже не разгоняли (все прошло абсолютно мирно, а приказа сверху еще не было), но уверен, что именно после этого чекисты, не готовые мириться с таким зрелищем у себя под окнами, продавили изменение сложившегося консенсуса.

На апелляции 5 июня по моему аресту за одиночный пикет на Петровке,38 (она была удивительным образом отложена на 5 дней, пока решение, очевидно, доводилось до судебного корпуса) в качестве свидетеля вдруг возник представитель МВД, который рассказал, что после меня в одиночный пикет на Петровке встали еще два человека с плакатами сходного содержания, а значит, это не одиночный пикет вовсе, а «массовое мероприятие».

После этого задерживать стали участников всех заметных пикетных очередей в центре Москвы. С 28 мая несколько раз тащили в автозак пикетчиков, выступавших в мою поддержку, 22 июня задержали как минимум 15 человек на пикетах возле ФСБ по делу «Сети»(*), 27 июня 43 человека (!) задержали (и очень грубо) на пикете в поддержку Юлии Цветковой, в июле задерживали журналистов на пикете у ФСБ в поддержку Светланы Прокопьевой (18 человек) и Ивана Сафронова (28 человек). Брали (и выписывали потом статью 20.2) не только каждого, кто взял в руки плакат, но и особо не понравившихся сочувствующих.

В протоколах, которые рассматривают и признают допустимыми суды, пишут, что пикетная очередь — это «скрытая форма публичного мероприятия». Упоминают и посты в фейсбуке, анонсирующие пикетные очереди, хотя, по-моему, уведомить власти о проведении пикетов — хороший тон. Так у полиции появляется время подготовиться к обеспечению безопасности участников (а не к их разгону). Так должно быть в стране, где власть уважает своих граждан.

Нет никаких сомнений, что пикетная очередь — это не массовое мероприятие, даже если в очереди этой стоит много людей. Непосредственно в одиночном пикете с плакатом в каждый отдельный момент времени стоит один человек, а остальные лишь ждут своей очереди. Очевидно, что выражать свое возмущение по делу Ивана Сафронова нужно у здания ФСБ (а, например, по фальсификациям на выборах — у ЦИК или в нашей реальности скорее у АП), а не у своего подъезда, поэтому у знаковых зданий (где, напомню, законом пикетировать не запрещено) и возникают пикетные очереди.

Решения судов, которые признают пикетчиков виновными в нарушении КоАП, считаю незаконными, потому что даже Верховный суд в 2018 году разъяснил, что «совокупность актов пикетирования» может быть наказуема в случае, если несколько пикетов, каждый из которых формально подпадает под признаки одиночного, с достаточной очевидностью объединены единством целей и общей организацией, проводятся одновременно и территориально тяготеют друг к другу. Но это очевидно не касается пикетной очереди, в которой пикеты идут друг за другом, а не одновременно.

Но даже если завтра появится новое разъяснение Верховного суда (который в нашей стране трудно назвать независимым), оно едва ли убедит меня в том, что одиночный пикет — незаконный. Потому что это не так.

Не доводите людей до предела, оставьте им возможность выражать свой протест мирно и без оружия.

(*) — группировка (организация) запрещена на территории РФ

Оригинал

 

https://echo.msk.ru/blog/azar_i/2674429-echo/

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ