• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Инициатива о конфискации вкладов у граждан — часть большой борьбы власти за 25 трлн на счетах россиян

Инициатива о конфискации вкладов у граждан — часть большой борьбы власти за 25 трлн на счетах россиян

История с возможной конфискацией доходов, происхождение которых невозможно объяснить, развернулась «наоборот» в течение вчерашнего дня. И это очень странная история. Сначала появилась информация, что Минфин готовит поправки в законодательство, позволяющие изымать деньги, полученные «незаконным путем» (а это, в принципе, может быть любой рубль, о получении которого вы не сообщили государству и не заплатили с него налог). Разумеется, все это объяснялось самыми благими мотивами — заботой о благополучии пенсионеров, поскольку изъятое предполагалось направлять непосредственно в Пенсионный фонд.

 
Фото: РИА Новости

Когда начальники задумывают какую-нибудь пакость, они любят прятаться за спинами пенсионеров, поэтому новость о грядущих конфискациях насторожила даже самых лояльных комментаторов, заподозривших, что здесь что-то не так. Официальный дефицит Пенсионного фонда составляет 118 млрд рублей, неофициально «дыру» в ПФР оценивают в сумму порядка 600 млрд. Собственно, в ПФР уже и перечисляют деньги, вырученные от продажи конфискованного имущества. С начала 2020 года, как сообщал Генеральный прокурор, объем «коррупционного конфиската» составил около 21,4 млрд рублей. Грандиозная сумма по меркам обычного человека, но с точки зрения дефицита ПФР — не так уж много, одна шестая недостающих средств.

Скептики и оптимисты, наличные и коррупционеры

Официальный дефицит Пенсионного фонда составляет 118 млрд рублей, неофициальный — 600 млрд. Фото: РИА Новости

Где Пенсионный фонд, а где незаконно нажитое имущество, удивится экономист-скептик, стоит ли вообще связывать их таким образом? Может быть, сначала разберемся, что не так с нашими пенсиями и почему, несмотря на повышение пенсионного возраста, денег все-таки не хватает, да еще и так отчаянно? Кстати, денег в Фонде не хватает даже с учетом того, что в 2020 году государство и так перечислит в ПФР трансфер в размере более 4 трлн руб. А по данным той же Генпрокуратуры, ущерб государства от коррупции оценивается в 55 млрд рублей ежегодно: не хватит на пенсионеров, как ни крути. А если россияне, все как один, перестанут «незаконно обогащаться», у нас вырастут, что ли, пенсионные взносы?

Или речь идет о том, чтобы любым образом взыскать с людей в доход ПФР недостающие 100 млрд, объявив их «незаконно нажитыми»?

Нет, это просто предупреждение тем, кто «ушел в наличку», скажет экономист-оптимист! В России стремительно растет оборот наличных средств. Все началось, когда упали цены на нефть, а страну посадили на карантин. В марте наличная денежная масса выросла на 700,9 млрд рублей, в апреле — на 544 млрд рублей, в мае на 248,8 млрд рублей, в июне — еще на 391,8 млрд рублей. Ничего подобного статистика ЦБ РФ еще не фиксировала. Оперативные данные регулятора показывают, что на 2 июля наличных в экономике стало около 11,6 триллиона. Так что сообщение насчет конфискаций — это прямая и явная угроза в адрес тех, кто решил увернуться от цепких когтей начальственной руки, переведя расчеты в наличную форму.

Да ну, возразит скептик, кто уже решил сделать ставку на наличные в условиях кризиса, вряд ли бросится возвращать эти деньги в банк. Кроме того, какие тут нужны «последние предупреждения», если еще в начале июля Госдума одобрила в третьем и окончательном чтении законопроект об усилении контроля над операциями с наличными? Сейчас банки обязаны сообщать в Росфинмониторинг, если юрлица снимают со счета или зачисляют на счет от 600 тысяч рублей, при этом транзакция не связана с хозяйственной деятельностью бизнеса — например, зачислением выручки в наличной форме или выдачей зарплат сотрудникам. Закон отменяет это условие и делает контроль тотальным: теперь под него подпадают все операции с наличными свыше пороговой суммы, вне зависимости от их характера.

Там еще много чего прекрасного, в этом законе. Например, контролировать будут почтовые переводы на сумму от 100 тысяч рублей (либо эквивалент в иностранной валюте). Под обязательный контроль попадут все сделки с недвижимостью (как в наличной, так и безналичной форме) на сумму больше 3 млн рублей (привет всем, кто решил купить квартиру). Ну и так далее. Кстати, исключение в законе сделано для госкорпораций: им будет разрешено не предоставлять соответствующие данные.

То есть «государственные люди» могут творить с наличкой, что хотят, а всем остальным придется отчитываться.

Все наоборот, говорит Минюст

Конфискация станет возможна только по решению суда, успокаивает Минюст. Фото: Екатерина Кузьмина / РБК / ТАСС

Однако пока экономисты обменивались аргументами и объяснениями, свое слово сказало Министерство юстиции. Там рассказали, что планы по изъятию «незаконно нажитого» не будут распространяться на простых людей. Это, мол, все должно коснуться исключительно чиновников, которые «по должности» обязаны декларировать свое имущество. Как объясняют в Минюсте, конфискация станет возможной, «если сумма таких денежных средств превышает общий доход этих лиц за отчетный период и предшествующие ему два года и в отношении них не предоставлены достоверные сведения, подтверждающие законность их получения».

Более того, оказывается, сейчас, по закону, конфискации подлежат только недвижимость, автомобили, яхты и ценные бумаги. А вот наличные и средства на счетах в банках, драгоценности и активы в иностранных трастах отбирать пока нельзя (в ноябре 2019 года Конституционный суд признал законной конфискацию имущества дальних родственников и знакомых коррупционеров). Вот эти-то деньги мы и перечислим в пользу пенсионеров, успокаивает людей Минюст! И, само собой, конфискация средств станет возможна после проверки законности доходов и по решению суда, говорят государственные юристы.

В общем, расходимся, граждане, на ваши копейки никто не посягает.

Но вот здесь что-то мешает этим словам поверить. И вот почему.

Не могу поверить

Не слишком правдоподобно звучит версия о том, что «госслужащие федерального и регионального уровней, муниципальные служащие и другие лица, которые по закону обязаны декларировать как свое имущество, так и доходы близких родственников» — не вполне адекватные люди, которые будут сами (!) вносить на собственные (!) банковские счета «подозрительные денежные средства» (!), превышающие их доходы за несколько лет.

Господь с вами, что вы такое странное говорите! Много плохого можно сказать про государственных людей, однако оскорблять их, сомневаясь в умственных способностях, не следует даже чиновникам Минюста.

Вообще единственная ситуация, когда большие люди с наличными деньгами вдруг начнут запихивать эти деньги на свои счета, — это конфискационная денежная реформа. Но и в этом случае есть другое противоядие — наличные (или безналичные) доллары. Вне зависимости от экономического положения, по статистике ЦБ РФ, отток валюты из России остается стабильным на протяжении последних нескольких лет.

  • В 2015 году это были $20 млрд,
  • в 2016-м — тоже $20 млрд,
  • в 2017-м — $36 млрд,
  • в 2018-м — $30 млрд,
  • в 2019-м — $26 млрд, 
  • в этом году ЦБ прогнозирует отток $25 млрд.

Людям с деньгами совсем незачем прятать эти деньги в российских банках, да еще с такими рисками.

Да и есть ли эти риски?

Дело в том, что у всех наших «министров-генералов-капиталистов» все доходы совершенно законны, с их собственной точки зрения. Вот все начальники — с дворцами на Рублевке, квартирами на Остоженке и так далее — давно сто раз подали все декларации о доходах, и там все в порядке.

А если уж и эти высокие доходы превышают роскошные расходы, то у начальника всегда есть дедушка-скопидом, бабушка, удачно торговавшая семечками еще в девяностые, дочь, зять, внук, племянник — все как один успешные предприниматели. Вот, скажет начальник, ребенок играл в смартфон, что-то нажал и прикупил контрольный пакет какого-нибудь «Сколснабтехэнергосбыт» за две копейки, а потом бац — и продал обратно за миллиард. Новые технологии!

Кто же теперь берет наличными, когда можно открыть ИП, зайти на сайт госзакупок, оказаться уникальным и единственным поставщиком и в один клик получить госзаказ на поставку каких-нибудь ярлыков к одноразовым маскам и тоже сразу на миллиард. И никакой коррупции.

 

Ну или, в крайнем случае, на полгода сходил человек поработать управляющим партнером в частную инвестиционную компанию, вышел оттуда с миллиардом и вернулся обратно на госслужбу. Тоже все законно. Можно не работать и самому, а делать так (это все чисто для примера, не подумайте): допустим, муж занимает правительственный пост, а его красавица-жена трудится в корпорации однокурсника мужа, да так хорошо трудится, что входит в десятку самых высокооплачиваемых менеджеров страны. Вы что, против женского равноправия?

Так что «большой коррупции», с которой вдруг взялось бороться начальство, совсем не надо воплощаться в чемоданах с деньгами. То есть бывает, конечно, и в чемодане, но зачем? Если можно кинуть деньги на офшор, оформленный на троюродного внука, заплатить налоги (!) и спать спокойно. Помните историю про реформу налога для российских владельцев «контролируемых иностранных компаний» (КИК)? Так вот, если у вас есть такая офшорка (а она есть сейчас практически у любого долларового миллионера), и если эта офшорка показывает прибыль полмиллиона долларов в год, то новый налог (5 миллионов рублей в год с такой компании) — однозначно в вашу пользу. А если офшорка зарабатывает больше — например, 7–8 миллионов долларов в год, то налог составит 1% от вашей прибыли.

В общем, это явно выгоднее, чем платить налоги здесь.

Да, конечно, есть отдельные подполковники, скупающие квартиры в столице и набивающие их до потолка тоннами наличных. Но как раз с конфискацией таких средств (если есть на то соответствующее решение) больших проблем и не возникает.

Стратегическое решение

Поэтому — и это самое разумное объяснение — идея Минфина о взыскании «незаконных доходов» лежит в русле стратегии ведомства о достижении уровня собираемости налогов и сборов в 99% уже в 2024 году. Эта стратегия вполне совпадает с идеями ФНС о тотальном контроле потребительских расходов.

Сейчас — и на это указывают экономисты, и законодательная база и, собственно, технология изъятия средств с банковских счетов еще не отработана — так, чтобы деньги можно было забирать щелчком мышки. Вот ее и отработают — под благороднейшим предлогом передачи пенсионерам денег коррупционеров. Отработают так, чтобы любой рубль, проскочивший мимо налогообложения, мог быть немедленно изъят в пользу власти.

Какие там 50 или даже 100 миллиардов «коррупционных доходов»!

На счетах россиян собрано более 25 триллионов — вот куш, за который власть планирует побороться.

Изъятие даже 10% этой суммы под любыми предлогами решит все проблемы с наполняемостью бюджета на ближайшие годы. Особенно в условиях падения цен на нефть и растущих проблем со сбытом российских углеводородов.

Я хотел бы ошибаться в этом вопросе, но вся история российской экономики за последние сто лет говорит о том, что все «прорывы и победы» оплачивались исключительно за счет экстремального налогообложения граждан, принимавшего самые разнообразные формы. «Догоняющая» страна, как правило, не может предложить миру ничего, кроме сырья или дешевого труда. Но есть много способов сделать труд дешевым! Можно устроить «коллективизацию». Можно монопольно продавать людям товары по завышенным ценам. Можно рассчитываться с людьми облигациями вместо денег. Можно просто занижать зарплаты. Можно ограничивать потребление, чем наши власти занимались этой весной. Можно конфисковывать сбережения под предлогом денежной реформы или борьбы с неуплатой налогов.

С точки зрения макроэкономики это одно и то же: как результат — заставить людей много работать, мало получать, и еще меньше — тратить. Это не случайный эпизод. Это стратегия нашего начальства.

 

https://novayagazeta.ru/articles/2020/07/29/86444-izymi-satana

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ