• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Как в России в течение 20 лет уничтожали партийную систему, и что из этого вышло

Как в России в течение 20 лет уничтожали партийную систему, и что из этого вышло


Яромир Романов / Znak.com

Избирательная кампания по региональным и местным выборам, назначенным на 13 сентября, продолжает тренд на дальнейшее системное ослабление политических партий, говорится в докладе фонда «Либеральная миссия». Кроме того, эксперты обращают внимание на резкое ужесточение правил регистрации кандидатов, на новые ограничения пассивного избирательного права и на общее ухудшение качества электоральных процедур.

Доклад фонда «Либеральная миссия» называется «Продолжение новой департизации, авторитаризм в условиях пандемии. Общие политические и правовые особенности выборов 13 сентября 2020 года». По мнению экспертов, власть в России понимает, что «партии вроде бы и нужны, но пытается всеми силами ослабить их и нивелировать их значение». Все это с годами привело к тому, что избиратели российским партиям почти не доверяют, считают эксперты. Согласно последним опросам «Левада-центра», партиям в России доверяет только 16% граждан, в той или иной степени не доверяет 71% респондентов.

«Слабость партий — это прямое следствие изначальной персонификации системы власти, где партии зависят от чиновников, а не чиновники от партий.

Доминирование одной партии после событий 1991–1993 годов, согласно Конституции, заменилось доминированием одного политического института — президента», — говорят эксперты. Они подчеркивают, что изначально создатели Конституции 1993 года хотели создать «и сильную президентскую систему, и развить политические партии, но получилось только первое, которое подавило все остальное», ведь с середины 90-х власть своими же руками шаг за шагом ужесточила правила допуска общественных организаций на выборы.

 

«Нулевые»

В 2001 году был принят закон «О политических партиях», вновь заставивший организации, желающие принимать участие в выборах, перерегистрироваться в новую юридическую форму. По закону порог минимальной численности партий составил 10 тыс. членов при наличии филиалов не менее чем в половине регионов. Фактически были запрещены региональные партии, а также партии, в которых люди объединялись бы по гендерным, этническим или религиозным основаниям.

В итоге к концу 2003 года в стране существовали лишь 44 партии, в 2004 году их стало 46.

По новому закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» от 2002 года регионы стали обязаны избирать не менее половины депутатов своих парламентов по пропорциональной системе. «Исполнительная власть зарезервировала за собой исключительное право решать, кого допускать (или не допускать) к выборам представительной власти», — говорят эксперты.

Лидеры партийных фракций в Госдуме
Лидеры партийных фракций в ГосдумеAlexei Druzhinin / Kremlin Pool / Global Look Press

Президентство Медведева

Следующим этапом реформы стало все более широкое использование полностью пропорциональной избирательной системы. Этим запомнилось президентство Дмитрия Медведева. В 2009 году был принят закон о принудительном введении партийных списков на муниципальных выборах, на полностью пропорциональную систему выборов региональных парламентов к 2011 году перешли 11 регионов из 83. Эксперты замечают, что проводимые реформы избирательного законодательства и некоторое усиление системной оппозиции наложились на изменения в обществе после кризиса 2009–2010 годов.

«Быстро выяснилось, что иметь мало партий при росте недовольства крайне опасно: слишком большие риски концентрации протеста вокруг немногих оставшихся», — сказано в докладе.

А итоги выборов депутатов Госдумы в 2011 году стали «ключевым политическим событием, которое подтолкнуло федеральный центр к новым изменениям партийной и избирательной системы».

Власти решили применять меры по смягчению партийного и избирательного законодательства, чтобы размывать протестные голоса между множеством партий. Однако руководство страны не намеревалось создавать реальные политические партии с реальными лидерами. Ряд оппозиционных партий так и не были зарегистрированы — например, партия сторонников политика Алексея Навального. «Одновременно притормозилось дальнейшее распространение пропорциональной системы — такие регионы, как Амурская, Калужская, Московская, Тульская области, Ненецкий АО вернулись от полностью пропорциональной системы к смешанной», — говорят авторы доклада. При этом эксперты замечают, что наряду с откровенно фейковыми партиями все-таки стали появляться и реальные проекты, а к ним в свою очередь начали примыкать представители местных элит. «Та же „Гражданская платформа“ во главе с Михаилом Прохоровым во многом строилась из бывших единороссов и членов ЛДПР», — напоминают эксперты.

«Десятые»

Первой реакцией власти на появление реальных оппозиционных сил стало принятие в 2013 году «закона Клишаса», согласно которому снижались минимальные требования по применению на выборах пропорциональной избирательной системы. Для выборов региональных парламентов минимальная доля депутатов, избираемых по партспискам, была снижена с 50% до 25%, для Москвы и Санкт-Петербурга минимальная доля была отменена. В результате системные партии оказались под двойным ударом: с одной стороны, власть явно переусердствовала в 2012–2013 годах в их ослаблении и дискредитации, с другой стороны, отбирать голоса системных партий стали не только спойлеры, но и реальные новые политические проекты, считают эксперты. Все это привело к возникновению «нового альянса власти и „старых партий“», а следом и закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» от 2014 года, который вновь обязал большинство партий и их кандидатов собирать подписи избирателей.

Алексею Навальному не дают зарегистрировать политическую партию, но он пытается повлиять на результаты выборов другими способами
Алексею Навальному не дают зарегистрировать политическую партию, но он пытается повлиять на результаты выборов другими способамиZamir Usmanov / Global Look Press

Такой альянс прожил до 2018 года, когда под влиянием повышения пенсионного возраста, налогов и иных социально-экономических реформ началось новое массовое протестное голосование, причем независимо от слабости системной оппозиции, сказано в докладе. Эксперты говорят, что в 2018 году «возник тот же самый феномен, что в 2008–2011 годах: когда не за кого голосовать, избиратели начинают голосовать „назло“». В результате на выборах заксобраний сентября 2018-го в трех регионах впервые с 2007 года первое место по партийным спискам заняла партия КПРФ, а не «Единая Россия», а в четырех регионах дело дошло до вторых туров выборов губернаторов. Одновременно доля побед кандидатов «Единой России» на выборах ЗС в мажоритарных округах снизилась c 90% до 70%. 

Выборы 2020 года

В докладе фонда «Либеральная миссия» сказано, что выборы 13 сентября 2020 года продолжают тренд на дальнейшее сокращение применения пропорциональной избирательной системы. Только в 5 из 22 административных центров (Сыктывкар, Казань, Чебоксары, Оренбург, Тамбов) соотношение списочной и мажоритарной частей осталось равным или примерно равным. Кроме того, продолжается тенденция, когда губернаторы идут на выборы в качестве самовыдвиженцев. За весь период 2012–2018 годов самовыдвижение допускалось только в пяти регионах (Кемеровская, Кировская, Омская, Тульская области и Москва), плюс оно было допущено в Приморском крае перед повторными выборами декабря 2018 года. В 2019 году на выборах губернаторов самовыдвижение было уже введено в семи регионах из 16, где проходили выборы (Забайкальский край, Астраханская, Курганская, Мурманская, Сахалинская, Челябинская области и Санкт-Петербург). В итоге в шести регионах из семи, где закон допустил самовыдвижение, врио глав воспользовались этим правом (исключением была лишь Мурманская область). На этот раз в 5 регионах из 18 (Республика Коми, Чувашская Республика, Камчатский край, Пермский край, Иркутская область) допущено самовыдвижение. Во всех пяти регионах, где закон допустил самовыдвижение, врио глав воспользовались этим правом. Все решения о допуске самовыдвижения были приняты в последние месяцы перед началом кампании.

Также авторы доклада обратили внимание на то, что после изменения в 2014 году порядка регистрации партийных списков и кандидатов от партий, большинство новых партий утратили льготы при регистрации.

«Неудивительно, что партии стали впадать в политический анабиоз», — считают эксперты.

В докладе фонда сказано, что из 59 партий, которые в 2019 году имели право на участие в выборах, такое право за собой сохранили лишь 36 партий.

«На фоне быстрого сокращения числа зарегистрированных партий и отсутствия регистрации новых, в начале 2020-го внезапно было создано сразу четыре новых партии („За правду“, „Зеленая альтернатива“, „Партия прямой демократии“ и „Новые люди“ — Прим. ред.) Причем к созданию всех 4 явно были причастны политики и политтехнологи, близкие к власти», — отмечают авторы доклада.

Карантин

Еще один важный факт — избирательная кампания по выборам 13 сентября 2020-го проходит в условиях сохранения особых ограничительных мер в условиях «режима повышенной готовности». Действующие ограничения, в том числе на проведение публичных мероприятий, существенно затрудняют проведение партиями и кандидатами избирательной кампании, делают невозможной нормальную конкурентную борьбу, считают эксперты.

«Одновременно в ходе „режима повышенной готовности“, запрета публичных акций и отвлеченности общественного мнения пандемией COVID-19, введены дополнительные ограничения пассивного избирательного права и иные новые меры, еще больше ограничивающие избирательные права граждан и ухудшающие условия участия в выборах представителей оппозиции», — сказано в докладе фонда «Либеральная миссия».

 

https://www.znak.com/2020-08-09/kak_v_rossii_v_techenie_20_let_unichtozhali_partiynuyu_sistemu_i_chto_iz_etogo_vyshlo

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ