• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Григорий Явлинский: Как освободить Россию от криминальной автократии? (видео)

Григорий Явлинский: Как освободить Россию от криминальной автократии? (видео)

Григорий Явлинский на митинге против изоляции интернета

Гость программы «Лицом к событию» – председатель Федерального политического комитета партии «Яблоко», вице-президент Либерального интернационала Григорий Явлинский.

Обсуждаем последствия покушения на Алексея Навального, протесты в Беларуси и Хабаровске.

Обсудим и программную статью Григория Явлинского: «Второе июля». Политическая ситуация в России после 1 июля, задачи демократического движения и перспективы развития партии«.

«Внесение путинских поправок в Конституцию ознаменовало поражение демократических реформ, начатых в России в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века. Цель оппозиции в новых условиях – переоснование российского государства: созыв Учредительного собрания, принятие и строительство современной страны на основе действительно легитимной народной Конституции […] Демократическая оппозиция более не должна выступать в роли советника или консультанта властей. Необходимо политическое принуждение власти к диалогу с оппозицией. Необходимо строить современную политическую партию, учиться и практиковать современную публичную политику, готовить политические кадры. Конец эпохи, проигранной нами, надо превратить в начало новой«, – считает Григорий Явлинский.

Ведет передачу Михаил Соколов.

 

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: Сегодня гость нашей передачи – председатель политкомитета партии «Яблоко» Григорий Явлинский. Кроме того, он автор вызвавшей большую дискуссию в сетях статьи, называется «Второе июля. Политическая ситуация в России после 1 июля, задачи демократического движения и перспективы развития партии». Давайте начнем с событий. Из Германии пришли хорошие новости об улучшении состояния здоровья Алексея Навального. При этом мы видим который день – российские власти отрицают отравление, не возбуждают дело о попытке убийства, ведут кампанию в средствах массовой пропаганды, что в Германии все анализы Навального были сфабрикованы. Как вы считаете, кто несет политическую ответственность за это покушение и последующие, с моей точки зрения, довольно стыдные события?

Григорий Явлинский: Я уже не раз говорил, я прежде всего хочу сказать, что я рад, что поправляется Алексей Навальный. Хочу пожелать Алексею Навальному здоровья, скорейшего выздоровления. Хочу поддержать всех его родных и близких, потому что это очень тяжелое, трудное время для них.

Что касается политической ответственности, то я считаю, что всю политическую ответственность за произошедшее несет лично Владимир Путин, потому что Навальный был и остается его жестким критиком, оппонентом. И, как и в случае с Немцовым, он несет всю политическую ответственность за то, что происходит с его оппонентами, в данном случае за то, что произошло с Алексеем Навальным.

Михаил Соколов: То есть оппонентов надо беречь?

Григорий Явлинский: Он обязан защищать и беречь. Если уж в стране создана такая обстановка, что какие-то уголовники, имеющие доступ к тому, что делает ФСБ, чем располагают спецслужбы, могут заниматься травлей в прямом самом смысле политических оппонентов президента, то в этом случае он несет всю полноту ответственности, как он несет всю полноту ответственности за убийство Немцова.

Михаил Соколов: Григорий Алексеевич, вам как кажется, мог ли Путин отдать такой приказ или это некие силовики, которые попробовали убрать Алексея Навального, зная, что им ничего за это не будет?

Григорий Явлинский: Я не знаю, мне ничего не кажется. Слишком серьезный вопрос, чтобы что-то придумывать, что кажется. Что я точно могу сказать, что необходимо, чтобы была создана международная следственная группа, международная группа расследователей, которая должна провести всеобъемлющее следствие всего произошедшего как в России, так и в Германии. Должна быть эта группа допущена до всех обстоятельств дела, в ней должны быть эксперты, следователи, криминалисты, судебные эксперты и так далее, которые должны провести полное расследование происшедшего и сделать соответствующее заключения. Эта группа должна быть совершенно не политизированная. Это единственное, что в таких условиях должна сделать Россия, обязана просто сделать.

Михаил Соколов: А просто уголовное дело нельзя было возбудить в России сначала?

Григорий Явлинский: С моей точки зрения, недостаточно. Это надо было сделать, одно другое не исключает вовсе. Но для того, чтобы получить результат, к которому будет доверие прежде всего в самой России, потому что никто в самой России не верит во все эти россказни и басни всякие, бесконечную болтовню на эту тему. Это должна быть солидная, серьезная международная следственная группа, туда должны войти специалисты из разных стран. Провести это расследование должна Организация по нераспространению химического оружия, по запрету химического оружия либо какая-то другая авторитетная организация. Я это заявляю официально, я считаю, что это совершенно необходимая вещь. Она необходима для того, чтобы понять, что на самом деле произошло. Никаким другим способом в сложившейся ситуации надеяться на то, что может быть получен результат, невозможно.

Михаил Соколов: Скажите, чем грозит России такая ситуация, если действительно устанавливается, что оппонент президента был отравлен с помощью оружия массового поражения, химического оружия, которого вообще у России по ее конвенциям подписанным не должно сейчас быть? Новые санкции возможны?

Григорий Явлинский: Да, наверное, будут санкции. Но самое главное, это грозит тем, что Россия на сегодняшний день в мире имеет нулевую репутацию, а это уже будет просто отрицательная репутация. России не будут верить ни одному слову, что она говорит на международной арене, да и внутри. И это очень большие имеет последствия. Это будет иметь и экономические последствия, и международные последствия. Это просто превращение России в страну, которой не верят ни одному слову и не доверяют ни в чем. Это очень плохо для будущего и для России в целом.

Михаил Соколов: Скажите, зачем пытаться убивать Алексея Навального после такого «триумфа», который испытала российская власть, проводя голосование на пеньках, утвердив поправки к Конституции, легализовав авторитаризм и сделав фактически несменяемой фигуру Владимира Путина на посту президента? Они же должны радоваться и никого не бояться, они же всех победили.

Григорий Явлинский: Я не знаю ответа на ваш вопрос. Я думаю, что человек, который расследует коррупцию в России, имеет сотни врагов и сотни мстителей.

Михаил Соколов: Вспомним Щекочихина.

Григорий Явлинский: Вы вспомнили Щекочихина, члена «Яблока», который был отравлен в связи с противостоянием ФСБ и таможни по поводу дела «Трех китов». Или давайте вспомним Ларису Юдину, которая была в буквальном смысле четвертована за вскрытие в ее газете, главным редактором которой она была, возглавляла отделение «Яблока», где она раскрывала коррупцию в Калмыкии. Так что это простые объяснения, то есть люди, которые в такой форме борются с коррупцией, в открытой, в явной, в прямой, – конечно, они имеют множество врагов. Поэтому, к сожалению, это говорит о том, что происходит в России в целом, какая в России политическая ситуация, какая в России политическая атмосфера и что в России возможно.

Михаил Соколов: Вот об атмосфере все-таки. Что принципиально изменилось после 1 июля, когда фактически отношения власти и общества были оформлены в рамках этой системы разнообразных поправок? Я, кстати, сегодня обнаружил интересную новость: Следственный комитет создает специальный отдел по борьбе с фальсификациями истории, реабилитации нацизма. Вот чем они заняты сейчас.

Григорий Явлинский: 1 июля в этом смысле такой знаковый день, знаковая дата. Она такой маркер завершения эпохи попытки постсоветской модернизации России, эпохи построения демократического современного государства российского после советского периода. Эта дата в каком-то смысле свидетельствует о том, что вопрос исчерпан. Эта эпоха потерпела поражение. Единственное, что смогли сделать, – это научились обменивать нефть на продовольствие и шмотки всякие, наполнили магазины. При этом сектор бедности очень большой, множество людей живет совсем плохо. Однако все-таки эту задачу решили. Все остальные задачи, связанные с трансформацией, с модернизацией России, с созданием в России современного государства, со свободой, с уважением к личности, к человеку, создание современного государства, судебной системы, правового государства, каких-то институтов справедливости, – ни одна из этих задач ни в какой степени не решена. Вот о чем свидетельствует 1 июля. Просто такая красивая дата, она показывает, как подвели черту под всем этим периодом. Комичная ситуация – 70 поправок проголосовали одной галочкой, установили неограниченные сроки пребывания у власти одного человека. Все, что написал Конституционный суд, абсурд всякий, все это вместе представляет собой такую жирную точку на всем, что происходило в России последние 30 лет.

Михаил Соколов: А вам скажут: «Яблоко» уклонилось от участия, ушло в бойкот, а если бы все объединились – «Яблоко», Навальный, все другие на волне недовольства ковидными всякими мероприятиями, пенсионной реформой, ростом бедности и прочим, – может, и не получилось бы так все обтяпать, как это было сделано Путиным.

Григорий Явлинский: К сожалению, нельзя участвовать в бессмыслице. Потому что даже участие с негативным голосованием – это поддержка самой процедуры. Эту процедуру поддерживать было нельзя. Это уже дело в прошлом. Хочу лишь подчеркнуть, что написанные и объявленные результаты никакого отношения к реальности не имеют, и это было известно заранее, и это было все понятно. Всегда есть какой-то предел. Это грань была, за которой в этом участвовать просто невозможно в принципе, позорно участвовать в этом деле. Вот такова была позиция «Яблока». Впрочем, мы с пониманием относились к тем, кто голосовал против, каждый может выбрать свое. Но суть дела в том, что уже в таких мероприятиях участвовать нельзя.

Михаил Соколов: Вы не участвовали, теперь новая политическая реальность. Есть некоторые признаки того, что не все так получается у власти, как она хотела. Например, мы видим протесты в Хабаровске, они продолжаются уже два месяца, в пользу такого хорошего чиновника, которого обвиняют в каком-то древнем преступлении, убийстве, возможно заказном, а может быть, это все придумано, мы не знаем. Но люди выходят, что-то требуют, видимо, он их устраивал. Как вы оцениваете хабаровский протест – это какая-то веха в истории России?

Григорий Явлинский: Я в принципе не поддерживаю ЛДПР, поэтому я не могу поддерживать эти протесты. В то же время я к этим людям отношусь с уважением, с интересом, с пониманием.

Михаил Соколов: Они за Дегтярева не вписываются.

Григорий Явлинский: В политическом смысле поддерживать ЛДПР я не могу ни в какой форме.

Михаил Соколов: А если эти люди ходят не только за ЛДПР на этих манифестациях, они говорят: Путин, уходи, дайте больше свобод Дальнему Востоку. То есть это движение развивается, там появляются новые лозунги. В конце концов, де-факто они добились того, что в отличие от всей России там можно свободно, правда, потом с неприятностями для некоторых участников, проводить демонстрации, митинги, шествия. Раз в неделю люди выходят, говорят, что хотят. Кого-то потом сажают, а большинство отделывается без неприятностей. Разве это плохо?

Григорий Явлинский: Я ничего не могу сказать. Я понимаю этих людей, я солидарен с ними в том, что они, когда хотят, выходят. Но какой это имеет политический смысл, мне сейчас пока сказать очень сложно. Еще раз подчеркну: ни в какой форме ЛДПР я не поддерживаю.

Михаил Соколов: Скажем, если говорить о тех процессах, которые происходят, например, с рейтингом Владимира Путина, мы видим, что уровень доверия падает. Социологические разные службы показывают, что когда людям не подсказывают, за кого вы можете проголосовать, кому вы доверяете, то его рейтинг стал действительно снижаться. Есть для этого объективные основания сейчас?

Григорий Явлинский: В разные периоды происходят разные социологические сюжеты. Я не придавал бы этому существенного значения. Вот эти переживания, что вот-вот режим рухнет, все куда-то уйдут, что-то исчезнет, упадет поддержка, я бы не придавал этому существенного значения – это такие добрые пожелания, мечты. Потом обычно следует знакомая всем в России фраза: кто же мог подумать? Потому что завтра опять объявят какой-нибудь референдум, там опять 80% проголосует за Владимира Путина. Не стоит к этому слишком всерьез относиться. На самом деле ситуация заключается в том, что оформлено теперь уже, легально оформлено, номинально оформлено корпоративное мафиозное авторитарное государство.

Михаил Соколов: Как вы считаете, можно ли из этого состояния криминального авторитаризма Россию как-то вывести? Или надо лечь на дно и писать какой-нибудь проект счастливой жизни или новой прекрасной Конституции?

Григорий Явлинский: Я думаю, что без этой новой прекрасной Конституции и проекта счастливой жизни все протесты будут бессмысленны. Мы это сейчас видим на некоторых примерах, на тех примерах, когда активизм заменяет политику. Активизм важен и нужен, без него ничего сделать нельзя, но недостаточен. Должна быть политика, должен быть стержень. Должна быть программа, должна быть идея, должен быть лидер, должна быть партия, должна быть поддержка, иначе ничего изменить в стране нельзя. Просто митингами и протестами, без них невозможно, я еще раз подчеркну, я с большим уважением отношусь ко всем, кто является активистами, участвует в протестах, более того, при каждой возможности я лично приму всегда участие в этих мероприятиях.

Михаил Соколов: Мы помним, во время выборов в Мосгордуму вы выходили, несмотря на опасность ареста.

Григорий Явлинский: Что касается одиночных пикетов, буду выходить за освобождение политических заключенных. При каждой возможности лично я буду во всем этом участвовать. Однако я сейчас говорю о перспективе, о том, что нужно делать для того, чтобы получить результат. Через какое-то время этот результат может быть получен в том случае исключительно, если люди будут заниматься не только активизмом, но еще и политикой в полном смысле этого слова.

Михаил Соколов: Что это такое – заниматься политикой?

Григорий Явлинский: Политика – это когда есть идея, ради которой вы это делаете, когда у вас есть программа, когда у вас есть лидер, когда у вас есть политическая партия, есть соратники у этого лидера, когда у вас за спиной есть, по крайней мере для России, миллион людей, которые это поддерживают. Вот это предпосылки того, что называется политикой. Причем это такой лидер, с которым оппоненты готовы разговаривать, которого воспринимают, который заставит себя уважать и с ним разговаривать. А в противном случае это такие протесты, как вы видели. Вы ожидали, что из-за пенсий будет просто государственный переворот, а ничего не произошло. И по другим поводам ничего не произойдет.

Полный текст будет опубликован 11 сентября.

 

https://www.svoboda.org/a/30831491.html

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ