• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Почему правительство недовольно россиянами

Почему правительство недовольно россиянами

Чем или кем пожертвовать ради экономического подъема и как туго нам предстоит затягивать пояса? В новом выпуске программы «Деньги на Свободе» экономический публицист Максим Блант спорит с экономическим блоком правительства и рассказывает про варианты защиты от кризиса.

Последняя неделя мая выдалась насыщенной. И новости по большей части не слишком радостные. Торговая война набирает обороты. Нефть на опасениях, что мировая экономика замедлится, рухнула, потеряв за пару дней 10 долларов.

Еще месяц-полтора назад можно было рассуждать о событиях, которые могут спровоцировать кризис. Теперь ситуация другая. Теперь нам должно очень сильно повезти, чтобы нынешний застой продлился еще год.

Полная видеоверсия программы:


​Предотвращать кризисы и выводить страну из застоя по идее должен экономический блок. А непосредственно отвечает за рост министр экономики Максим Орешкин. Его как раз пригласили на Столыпинский форум рассказать, как жить дальше. А он заговорил про Китай, имея в виду, понятное дело, Россию. Чтобы не пересказывать это выдающееся выступление, имеет смысл привести из него несколько отрывков.


Пока ничего неожиданного. Капитан Очевидность. Мы этот источник окончательно вычерпали еще полвека назад. Надеюсь, властям не придет в голову светлая мысль загнать две трети населения в колхозы и коммуны, а потом повторить индустриализацию. Но это только начало, слушаем дальше.


А это уже настоящее открытие. Потрясение основ, так сказать. Мы-то по наивности думали, что экономический рост – штука приятная, поскольку обычно сопровождается он обычно ростом уровня жизни и реальных располагаемых доходов. И опыт жизни в России с 2000 по 2007 год это только подтверждает. А оказывается, все обстоит ровно наоборот. Для того чтобы министр мог поиграть в экономику, нам всем надо испытать много боли. Вот только никакой Нобелевской премии Максиму Орешкину за его фундаментальное открытие не светит. Поскольку практика – ни российская, ни китайская – это открытие не подтверждает.

Россия в «тучные годы» тоже росла не только и даже не столько за счет роста нефтяных цен
Рост благосостояния не только сопровождает экономический рост, в том числе и в Китае, но и является одним из его основных факторов. Эту формулу применил еще Генри Форд больше ста лет назад, когда начал платить своим рабочим высокую зарплату, чтобы они могли покупать автомобили, выходившие с конвейера его завода. И китайская Компартия еще десять лет назад приняла стратегическое решение о развитии внутреннего платежеспособного спроса. Именно тогда социальные и пенсионные программы начали активно развиваться. Китайцы потребляют все больше китайских товаров, и за последние десять лет из всемирного сборочного цеха, эксплуатирующего дешевый труд, Китай превратился в одного из мировых технологических лидеров.

Россия в «тучные годы» тоже росла не только и даже не столько за счет роста нефтяных цен. Именно тогда бурно развивались услуги и розничная торговля. Все ведущие автоконцерны мира открыли тут сборочные предприятия и подписали соглашения о росте локализации производства в России. То же с производителями бытовой техники. Тогда же появились и мобильные операторы, и ведущие российские интернет-компании. И именно эти процессы, а вовсе не цены на нефть послужили причиной того, что Россия вошла в число наиболее перспективных стран XXI века – БРИКС.

Модель роста, опиравшаяся на внутренний платежеспособный спрос, была объявлена вредной
Но десять лет назад у нас, как и в Китае, «генеральная линия» сделала резкий поворот, правда, ровно в противоположном направлении. Правительственным теоретикам не понравилось, что россияне тратят растущие доходы не только на продукцию российского производителя, но и на импорт. Модель роста, опиравшаяся на внутренний платежеспособный спрос, была объявлена вредной. И правительство под чутким руководством Минэкономики ринулось в инвестиции. Результаты, которых за десять лет удалось добиться двум странам БРИКС – России и Китаю, – лучшее свидетельство того, чей поворот был сделан в правильную сторону.

И уж совсем зря заговорил министр Орешкин о пенсиях. Как раз в конце прошлой недели Счетная палата подсчитала, что у российского пенсионера после всех обязательных платежей остается на пропитание 200 рублей в день. Возникает вопрос, чем еще пенсионеры должны пожертвовать, чтобы министру досталась слава человека, победившего застой? Сколько ему еще от них нужно – 10 рублей? 20? 50? Да и как он собирается застой побеждать? Слушаем дальше.

Еще один пример из славного советского прошлого. Если кто не понял, директивное кредитование – это когда часть зарплаты вам выдают не деньгами, а облигациями государственного выигрышного или целевого займа. Мне бабушка такие показывала. Погасить их можно было лет через десять, но сначала нужно было дожить.

Вот оно, главное, что мешает министру в его нелегкой работе на славу родины. С населением ему не повезло. Несознательное оно у нас – только бы брюхо набить. Отъели полтора процента ВВП у строителей и капитанов бизнеса, оставили на голодном пайке «Газпром» с «Роснефтью». Дальше слушать Орешкина неинтересно. Он рассуждает о госинвестициях в перспективные направления, которые выстрелят лет через десять. Ну вроде нанотехнологий. Или нового увлечения российского президента – искусственного интеллекта. Который, по словам Путина, сделает лидера в этой области ни много ни мало властелином мира.

У нас же после отставки того правительства разные ведомства отвечают за разное
Трагедия Максима Орешкина в том, что родился он поздновато. Ему бы лет на сто пораньше, и во времена индустриализации цены бы человеку не было. Расстреляли бы, конечно, как троцкиста, но до этого прожил бы человек яркую насыщенную жизнь. Цитировал бы Маяковского «Сидят в грязи рабочие, сидят, лучину жгут», строил бы тракторные заводы для производства танков…

Впрочем, он и сейчас мог бы что-то сделать, если бы правительство сумело договориться хоть до какой-то последовательной концепции и попыталось ее реализовать. Ну, как Кудрин с Грефом в свое время договорились и глава ЦБ Сергей Игнатьев их поддержал. У нас же после отставки того правительства разные ведомства отвечают за разное. Минэкономики – за рост, ЦБ – за инфляцию, Минфин – за наполняемость копилки. Минтруд – за пенсии и социальную политику. И у каждого свои представления о прекрасном, да и по шапке никому получать не хочется.

Генеральная линия меняется раз в неделю
Так что каждый на своем участке проводит ту политику, которую считает правильной. По идее, рулить этим хаосом и определять генеральную линию должен премьер. Но наш премьер… Хороший, наверное, человек. Вот и птиц любит. Но экономическая политика при нем – это попытка задействовать прямо противоречащие друг другу механизмы и стимулы. А генеральная линия меняется раз в неделю и зависит от того, кто на неделе первым просочился в кремлевский кабинет.

https://www.svoboda.org/a/29978849.html

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ