• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Казахстан ждет троевластие?

Казахстан ждет троевластие?

Хотя парламентские выборы внешне подтвердили незыблемость «системы Назарбаева», стало понятно, что транзит власти в Астане еще не закончен.

Создается впечатление, что если бы Токаев не был подневольной фигурой, то реформы пошли бы быстрее.© Фото КРОС

На первый взгляд, прошедшие в Казахстане выборы в нижнюю палату парламента (мажилис) прошли без особых сюрпризов. Как и ожидалось, в законодательный орган из семи партий, претендующих на депутатские мандаты, вошли три: правящая «Nur Otan» во главе с первым и, фактически, пожизненным президентом республики Нурсултаном Назарбаевым — она, по окончательной официальной информации, набрала чуть более 71% голосов избирателей. А также «Ак Жол» (около 11%), и «Народная партия» (бывшие коммунисты) — 9,1%. Остальные две — «Ауыл» и «Adal» — не смогли преодолеть довольно высокий, 7%-й проходной барьер. 98 из 107 депутатов мажилиса избираются всенародным голосованием, 9 назначаются Ассамблеей народа республики.

Если не считать, что в день выборов в стране прошли не слишком многочисленные протестные митинги и шествия, а «отдельные активисты» были задержаны правоохранительными органами за организацию «незаконных акций», день голосования обошелся без эксцессов. По данным МВД, задержанных вскоре отпустили, к административной и уголовной ответственности не привлекли.

А вот явка, по местным стандартам, была довольно низкой — 63,3%, в то время как на парламентских выборах 2016 года она приблизилась к 80%. Отчего так? Особую инертность продемонстрировали жители крупных «продвинутых» городов и центров — Нур-Султана, Алматы, западных регионов. О саботаже речи нет. Скорее, место имеет апатия людей, их раздражение набившей оскомину цветистой агитацией, неверие в то, что завтра будет лучше, чем сегодня. Альтернативы действующей власти люди просто не видят: с одной стороны, ее, возможно, и нет. А если она начинает появляться, то подавляется в зародыше.

В общем, призыв Назарбаева к казахстанцам принять активное участие в голосовании, не сработал: ослушались. Елбасы заявил, что перед страной стоит множество задач. Он особо выделил борьбу с пандемией, «переход в спокойную жизнь», устойчивое посткризисное развитие. Лидер правящей партии также заявил, что в законодательный орган привлечена «активная часть граждан» — это молодые люди и женщины. И что вообще целью правящей команды является «в спокойной политической обстановке показать всему миру единство» нации.

Что касается последнего постулата, с ним Назарбаев, вероятно, несколько заговорился. Столь желанное «единство» невозможно по определению, поскольку в парламенте не существует, в действии, такого понятия как плюрализм мнений. Но внешне он выглядит как «многопартийный», ведь в наличии — три политические силы, две из которых за свою лояльность к властям просто получили утешительные призы в виде ничего не решающей горстки мандатов.

Между тем говорят, что официальный президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев желал бы видеть парламент реально многопартийным, однако вменяемым и способным внести свежую струю в «нуротановское» болото. Он, кстати, планирует выступить перед новым составом парламента, провести консультации с фракциями по кандидатурам премьер-министра и членов правительства — ведь после выборов последнее подает в отставку. Токаев также анонсировал «очень серьезный разговор по вопросам реформ».

Вообще же создается впечатление, что если бы Токаев не был подневольной Назарбаеву фигурой, то реформы в Казахстане носили бы не столь декоративный, чем сейчас, характер, и пошли бы быстрее; страна бы стала менее авторитарной, а доверие граждан к государству возросло. Но, похоже, до такой благодати дело вообще может не дойти, поскольку старшая «разжалованная» дочь Назарбаева — Дарига, вернулась в политику: она баллотировалась от партии своего отца. И это заслуживает особого внимания.

Напомним, дочь Нурсултана Абишевича занимала пост спикера Сената, но весной прошлого года произошло сенсационное событие — Токаев, считавшийся «транзитным президентом» в ожидании «коронации» Дариги, подписал, указ о прекращении ее полномочий. Причем, без каких-либо разъяснений. Практически сразу же был избран новый спикер верхней палаты парламента. Все произошло стремительно, без утечки информации. Всем было понятно, что отстранение дочери от должности второго человека в государстве инициировал сам Назарбаев, оставивший за собой абсолютно все властные полномочия.

И тогда начались гадания, почему отец «избавился» от дочери, политическую карьеру которой сам выстраивал долго и тщательно. Версий было множество. В частности, Дарига «всех достала» и паразитировала на имени отца; она вмешивалась во все бизнес-проекты; ее семейные дела, «чудовищное отношение» к родному, теперь уже покойному сыну, были на устах у всех. Наконец, она снискала скандальную известность из-за судебных процессов в Великобритании, «незаконных миллионах» и т. д. Словом, папа «психанул» и снял чадо с высокой должности, дабы «сохранить лицо».

Далеко не все верили в то (хоть и мечтали), что политическая карьера дочери Елбасы завершена: «Росбалт» тогда писал о возможном наличии родительской «домашней заготовки». Как видно, таковая существовала. Но как она будет реализовываться сейчас, когда Дарига — снова в парламенте? Она может возглавить нижнюю палату, сменить отца в качестве первого лица правящей партии; играть против Токаева с перспективой его «свалить» и самой стать президентом, когда родитель полностью отойдет от дел.

Если такие планы имеются, то верхи Казахстана ожидает ожесточенная борьба за власть, революционные волнения, к которым подключатся «денежные мешки» и низы: последние два слоя казахстанского общества предпочтут, скорее, Токаева. Значительную роль в борьбе за власть в Казахстане «после Назарбаева» сыграют и внешние силы.

Словом, надо думать, что Дарига вернулась в политику (вопрос в том, уходила ли она из нее во время вынужденных каникул) в расчете на президентство по наследству. Если она станет председателем мажилиса, то сможет влиять на принятие законов, на правительство и его главу — последние находятся в двойном подчинении, то есть и президенту — тоже. Своего рода — двоевластие, а с учетом фактора безграничного влияния Нурсултана Назарбаева — то и троевластие. Таким образом, можно считать, что период транзита власти в Казахстане не завершен, политические перспективы Токаева, да и Дариги — тоже, не определены.

Но вернемся к собственно выборам. Большинство наблюдательских миссий из числа традиционных «подпевал», в частности, СНГ и ШОС, никаких претензий к ходу выборов, их организации и т. д. не имеют. А вот наблюдатели ОБСЕ «вредничают» — подчеркивают отсутствие «подлинной конкуренции» и «сужение политического пространства» в Казахстане. Отмечается также, что правовая база в республике не способствует проведению выборов в соответствии с обязательствами, взятыми перед ОБСЕ, поскольку в ней сохраняются давние системные недостатки.

И, похоже, это действительно так. Сложно также поверить в то, что в среднесрочной перспективе «ханство» Назарбаева обойдут стороной тяжелые политические потрясения.

Ирина Джорбенадзе

 

https://www.rosbalt.ru/world/2021/01/13/1881689.html

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ