• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Возможна ли новая война в Афганистане с участием России? Интервью с Михаилом Кожуховым

Возможна ли новая война в Афганистане с участием России? Интервью с Михаилом Кожуховым

Афганистан снова вернулся в большую геополитику. Страну постепенно захватывает радикальное террористическое движение «Талибан» (организация запрещена в России). Происходит это на фоне вывода из республики американского контингента. Кризис сказывается на соседях — в Таджикистан бегут как террористы, так и деморализованные военные правительственных сил, растет наркотрафик. По данным ООН, уже не менее 18 млн жителей Афганистана столкнулись с острым гуманитарным кризисом — это больше половины населения страны. 

Россия в связи с эскалацией конфликта начала переговоры с «Талибаном». В то же время российская армия ведет переброску военной техники в Таджикистан, на таджикско-афганской границе запланированы масштабные учения. О том, что значит Афганистан для России, чем известен «Талибан» и возможна ли новая полномасштабная война, Znak.com поговорил c советским и российским журналистом-международником Михаилом Кожуховым. В 1985–1989 годах он работал собственным корреспондентом «Комсомольской правды» в Афганистане, является автором документального фильма о штурме дворца Амина в 1979 году.

«Афганцы до сих пор не стали единым народом»

— Для России Афганистан — это про экономические и политические отношения, учитывая, что страна находится на границе Центральной Азии и Ближнего Востока? Или это регион, где военные сценарии постоянно приводят к развалу страны и подъему радикализма, появляются все новые и новые террористические группировки?

— И то и другое. У России теснейшие взаимоотношения с Афганистаном, они длятся столетия. Да, определенные позиции растеряны в последнее время, но есть люди с обеих сторон, которые активно взаимодействуют, торгуют. Географическая близость подсказывает экономическую целесообразность таких связей. Кроме того, Афганистан граничит с бывшими советскими республиками Средней Азии и все, что там происходит, так или иначе затрагивает наши интересы.

После вывода американских войск из Афганистана есть большая вероятность того, что власть в этой стране может перейти к «Талибану», приверженцам ортодоксального ислама, которые мечтают о расширении границ своего мира. Нельзя исключить, что этот ветер-афганец перенесет семена религиозного экстремизма в Таджикистан, Узбекистан и далее. Никто не может уверенно обещать, что через определенное время в Москве не появятся гастарбайтеры, увлеченные такими же идеями.

— Расскажите, что из себя представляет Афганистан, в чем его особенности? 

— Исламская Республика Афганистан — очень разнородная страна с раздробленным обществом как в этническом, так и в социальном плане. На это в значительной степени повлияла Британская империя, которая в 19-м веке произвольно нарисовала границы Афганистана (страна объявила о своей независимости только в начале 20-го века. — Прим. ред.). Здесь слабые связи между народами, есть и взаимная неприязнь: некоторые наблюдатели вообще сводят все проблемы этой страны к противоборству пуштунов и таджиков. Пуштунов больше, они проживают в южных районах, зато таджиков больше на севере и в Кабуле, их больше в управленческих структурах, в органах власти. Они говорят на разных языках (официальные языки — пушту и дари. — Прим. ред.), чуть по-разному молятся Аллаху. Их мало что объединяет. Проживающие в стране пуштуны, таджики, хазарейцы (ираноязычные шииты смешанного происхождения), узбеки — если их просить «кто ты?», назовут свое имя, принадлежность к семье, клану, и только в последнюю очередь скажут, что они граждане Афганистана.

Афганистан — это сосуд, в который история бросила ингредиенты, они бурлят, но супом еще не стали. Афганцы до сих пор не стали единым народом. 

Конечно, там есть люди, которые стремятся к целостности и сохранению независимости государства. Но у простых полуграмотных жителей голова болит о другом — о том, как вырастить урожай, чтобы прокормить семью, насколько правильно человек следует адату (своду исламских обычаев. — Прим. ред.). Происходящие вокруг стратегические игры, алчные взгляды сверхдержав на Афганистан как на плацдарм, откуда легко достижим любой участок Центральной Азии и Ближнего Востока, — все это рядовым жителям неведомо. 

«Ввод армии СССР в Афганистан — ошибка»

— Говоря про Афганистан, мы неизбежно вспоминаем самую длительную в истории СССР войну — Афганскую, которая длилась с 1979 по 1989 год. Контингент советских войск тогда помогал правительственным силам Афганистана в борьбе с моджахедами. Военное присутствие СССР до сих пор является предметом споров, так же, как и целесообразность помощи, которую оказывали США моджахедам. После вывода советских войск гражданская война в Афганистане не закончилась, а разгорелась с новой силой. Как вы считаете, ввод войск СССР был ошибкой?

— Кто бы что ни говорил, но нет ни одного, даже микроскопического повода, чтобы подвергнуть сомнению оценку, которую Афганской войне дал Первый съезд народных депутатов РСФСР в 1990 году. Он определил ее как трагическую и пагубную ошибку. И не о чем тут спорить.

— Войну СССР в Афганистане часто сравнивают с Сирией, где российская армия помогала правительственным войскам Башара Асада. Насколько корректно здесь проводить параллели? 

— Я не был в Сирии, поэтому не могу сравнивать. А если бы и предложили отправиться туда — не поехал бы. Потому что знаю, что любая война — это кровь, грязь и ложь. И думаю, что в Сирии нам уж точно нечего делать.

Михаил Кожухов: "Война в Афганистане была бессмысленной"
Михаил Кожухов: «Война в Афганистане была бессмысленной»Страница Михаила Кожухова в Facebook

— Но, работая в «Комсомольской правде», вы сами вызвались поехать в Афганистан.

— Я — представитель романтического поколения, которое выросло на определенных стереотипах, сформулированных Михаилом Светловым в стихотворении «Гренада». Даже разочаровавшись в советском режиме, многие из нас сохраняли романтическую иллюзию: если «светлое будущее» не получилось у нас, это не значит, что дело безнадежно. Многие, особенно офицеры, добровольно ехали в Афганистан. Но уже после первых суток пребывания там от моих иллюзий не осталось камня на камне. И не только от моих: война была бессмысленной.

При этом годы, проведенные там, были лучшими в моей жизни, временем максимальной профессиональной востребованности. Я благодарен судьбе за всех людей, с которыми меня свела армия. И все, что я сейчас говорю и думаю об этой войне, относится к оценке ее смысла и последствий, но ни в коем случае не касается военных, их верности долгу и готовности к самопожертвованию.

«На плечах «Талибана» выросла «Аль-Каида»»

— Сейчас главная угроза для правительства Афганистана — террористическое движение «Талибан», которое было почти уничтожено в начале «нулевых» в ходе операций войск США, но теперь снова набирает силу. Какова их цель? Построение в Афганистане исламского государства, основанного на законах Шариата?

— Я не читал их, что называется, «уставные документы». Но понимаю вот что. Борьба за власть в Афганистане, в том числе вооруженная, велась и до ввода советских войск. Однако именно присутствие наших войск превратило те мелкие разборки во всенародную священную войну — джихад. Мы не знаем, как бы развивались события, если бы в Афганистан не вошла наша армия. Но факт в том, что именно благодаря бездумному решению Политбюро ЦК КПСС та борьба переросла в джихад со всеми вытекающими последствиями. На передовой оказались борцы за веру — моджахеды, или, как мы их называли, душманы.

На плечах моджахедов при колоссальном финансировании американцев, помощи китайцев и непосредственном участии Пакистана возник «Талибан». На плечах «Талибана» выросла «Аль-Каида» (организация признана в РФ террористической и запрещена. — Прим. ред.). Знамя «Аль-Каиды» перехватил ИГИЛ («Исламское государство также признано в РФ террористической организацией и запрещено. — Прим. ред.). Тут причинно-следственная связь для меня очевидна. Не было бы одного — не было бы и другого.

— Что можно сказать о «Талибане»? Известно, что талибы нетерпимы по отношению к иноверцам и характеризуются особой жестокостью. Приход их к власти — это большая проблема для мирового сообщества?

— Мы знаем о них в самых общих чертах. Да, это во многом пакистанский «проект». Да, они приверженцы радикального ислама. Были примеры, когда талибы занимались откровенным религиозным вандализмом — взорвали, в частности, древние статуи Будды в Бамиане. Закидывали камнями женщин, которые пытались, условно говоря, поднять голову чуть выше того, что кажется допустимым талибам. Казнили людей, не разделяющих их взгляды. Сейчас они рвутся к власти в Афганистане, и это заставляет предположить, что события могут развиваться по худшему сценарию.

Но что в действительности будет — никто не знает. А вдруг «Талибан» повзрослел? Вспомним ирландских или баскских боевиков, которые начинали с терактов, но со временем превратились во вполне пристойные политические партии, представленные в парламентах. К чему приведут действия «Талибана» — сложно прогнозировать. Но когда все подтрунивают над главой МИДа Сергеем Лавровым из-за переговоров его ведомства с «Талибаном» — это такая диванная политология.

Советские солдаты в Афганистане. 1988 год
Советские солдаты в Афганистане. 1988 годMikhail Evstafiev / РИА «Новости»

Конечно, всем было бы спокойнее и лучше, если бы в Кабуле к власти пришли приверженцы западной демократии или поклонники Ленина. Но этого не случилось. И вероятность того, что именно «Талибан» захватит власть, высока. Интересы нашей безопасности такая перспектива затрагивает непосредственно. И я понимаю, почему дипломаты пытаются договориться с талибами. Есть ли у переговоров хоть какое-то будущее, готовы ли мы экономически всерьез вкладываться в сотрудничество с ними — этого я не знаю. 

— Много вопросов у общественности к российскому МИДу возникло из-за того, что Россия как ни в чем не бывало вела официальные переговоры в Москве с «Талибаном», который еще в начале «нулевых» объявил нам войну и это решение до сих пор не аннулировал. Руководитель Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко как-то назвал контакты России с руководством «Талибана» «шизофренией современной российской дипломатии». Но еще более возмутительно эти переговоры выглядели на фоне того, что в России признают иноагентами и запрещают совсем не террористические организации, а журналистов и оппозиционеров… 

— Согласен. Но тут есть два варианта: пытаться договориться либо, вспоминая мечты экс-президента США Дональда Трампа, строить стену на границе Афганистана и Таджикистана. Третьего я не вижу. 

«Для генералов войны — это медали, карьеры и деньги»

— Сергей Лавров заявил, что Россия не будет вводить войска в Афганистан. Но уже известно, что мы перебрасываем военную технику в Таджикистан, где действует 201-я военная база РФ. В соцсетях люди интересуются условиями отправки в Таджикистан контрактников. Как вы оцениваете такое рвение наших соотечественников?

— Во все времена и повсюду рождались землепашцы, поэты и так далее, но рождались и воины. Есть они и у нас. Есть и те, кому нравится воевать — это ведь легче, чем землю пахать. Поэтому, как только где-то раздается выстрел, на его звук моментально слетаются самые разные люди. Возможно, некоторые из них готовы сражаться за идею, но, думаю, большинство руководствуется более прозаичными мотивами. События последних лет показывают, что многим все равно в кого стрелять, за деньги они готовы участвовать в любых конфликтах. Это стало окончательно понятно в 2014 году, когда началась война на Донбассе.

— Могут ли талибы перейти в наступление на Таджикистан и представлять прямую угрозу бывшим советским республикам Средней Азии?

— Такая вероятность есть. Другое дело, что это не вопрос сегодняшней повестки. Им пока есть чем себя занять внутри страны. Но нам нужно, конечно же, всерьез думать о том, что может произойти завтра. 

40 лет назад советские лидеры решили ввести войска в Афганистан. Это стало роковой ошибкой

Исторически сложилось, что значительные участки границы Афганистана с Таджикистаном и Узбекистаном никем не охраняются. Там очень высокие горы, их невозможно преодолеть без альпинистских навыков и снаряжения. Чтобы обустроить полноценный заслон, требуются невероятные усилия и затраты. Даже в советские времена дело ограничивалось тем, что на таких участках иногда высаживались мобильные пограничные группы и «демонстрировали флаг» — делали вид, что охраняют рубежи государства. На некоторых участках таджикско-афганской границы ширина реки Амударьи — всего несколько метров, перебросить сверток с одного берега по силам даже подростку. Потому там и стал возможен трафик афганского героина, который продолжает оставаться существенной угрозой для многих стран. 

— По разным оценкам, «Талибан» контролирует уже больше трети территории Афганистана. СМИ сообщают, что афганские военные настолько деморализованы, оставшись без поддержки своих зарубежных союзников, что все чаще сдаются талибам без боя. Насколько все же реальна новая война в Афганистане с участием мировых сверхдержав?

— Когда начинается любой вооруженный конфликт, всегда и везде находятся генералы, которые засучивают рукава, у них чешутся руки: война — это их медали, карьеры, деньги на новое оружие, наконец. Это их жизнь. И они частенько находят аргументы, чтобы убедить политиков дать им пострелять. Надеюсь, коллективный разум человечества все же возобладает и проблема будет решена иным образом. 

— По вашему мнению, наши генералы уже осаждают Владимира Путина с предложениями о вторжении в Афганистан или участии в приграничном конфликте?

— Если они еще и не стучатся в ворота Спасской башни Кремля, то такие мысли у них скорее всего есть: что называется, они уже чешут в раздумьях свои генеральские затылки.

https://www.znak.com/2021-07-29/vozmozhna_li_novaya_voyna_v_afganistane_s_uchastiem_rossii_kakuyu_ugrozu_dlya_mirovogo_soobchestva_n

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ