• yabloko_altay@mail.ru
  • +7 (3852) 62-95-96

Власти хотят засекретить насилие в российской армии вместо борьбы с ним

Власти хотят засекретить насилие в российской армии вместо борьбы с ним

4 октября стало известно, что под Петрозаводском покончил с собой военнослужащий. За неделю до этого сразу два солдата-срочника погибли на Урале: по утверждению руководства военной части, один из них также совершил самоубийство, а второй сбежал из части и погиб, забравшись на ЛЭП. «Новая» изучила 4 тысячи судебных приговоров о насилии в армии и выяснила, что военных стали все чаще оправдывать за дедовщину. 

Фото: РИА Новости

Реальные причины последних смертей срочников и десятков других случаев дедовщины в российских военных частях, скорее всего, так и останутся тайной: ведь если гибель молодых ребят стала следствием чьих-то издевательств, об этом мало кто расскажет публично. С недавних пор узнать детали о соблюдении законности и «морально-психологическом климате» в войсках нашей страны будет еще сложнее: теперь за сбор таких сведений можно стать иностранным агентом.

А есть ли проблема? Вдруг приведенные выше примеры являются трагическими случайностями, а так называемая дедовщина осталась в далеком прошлом, как уже неоднократно заявляли в Минобороны РФ?

«Новая» подробно рассказывала о том, что это не так, а теперь мы решили напомнить, как в реальности обстоят дела: судебная статистика показывает, что ежегодно в России выносят более 700 приговоров за преступления, связанные с насилием в армии. Чтобы узнать, где эта проблема стоит наиболее остро, мы изучили данные об этих делах за последние пять лет.

С 2016 по 2020 год суды вынесли почти четыре тысячи приговоров военным, которые избивали и оскорбляли своих сослуживцев. Треть из них приходится на пять регионов: Московскую область, Приморский и Хабаровский края, Ростовскую область и Москву. За это время здесь было рассмотрено от 140 до 430 таких дел. Также в лидерах Забайкальский край, Краснодарский край и Калининградская область — 130‒135 дел. В остальных регионах вынесли менее 3% приговоров по этим статьям.

В Минобороны пояснили «Новой», что

отдельные регионы могли стать лидерами по числу приговоров за дедовщину из-за того, что там дислоцировано больше войск или же находится гарнизонный военный суд,

уполномоченный рассматривать такие дела. Однако нормировать число приговоров на количество военных в регионе невозможно — сбор данных о количестве и расположении частей ВС может считаться нарушением гостайны.

Военных все реже судят за дедовщину — в 65% регионов количество приговоров по этим статьям снизилось. Стремительнее всего дедовщину побеждают в республиках Северного Кавказа: в Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и Дагестане число приговоров упало на 60‒70% — с 25 до 7 случаев.

Тем не менее в каждом третьем регионе этот показатель вырос. Среди них — лидеры общего рейтинга Московская и Калиниградская области, Забайкалье, а также Ярославская, Брянская и Новгородская области. 

Мы собрали приговоры, вынесенные военным за насилие в армии, опубликованные на портале ГАС «Правосудие» с 2016 по 2020 год. Такие случаи проходят по статьям о неуставных отношениях между военными в равном звании (ст. 335), насилии в отношении начальника (ст. 334), оскорблении военного (ст. 336) и превышении полномочий с применением насилия (ч. 3 ст. 286).

Обвиняемыми по ч. 3 ст. 286 могут быть не только военные, но и сотрудники других силовых структур. Мы определили ведомство, в котором служил обвиняемый, и включили в выборку только военных.

В Минобороны подтвердили «Новой», что эти статьи «определяют весь спектр правонарушений в сфере межличностных отношений военнослужащих».

В последние годы суды все чаще стали выносить оправдательные приговоры военным, обвиняемым по статьям 334‒336, либо закрывать дела против них. Это следует из данных судебного департамента при ВС РФ, предоставленных по запросу «Новой».

Всего за год число таких приговоров выросло более чем в четыре раза: если в 2016-м оправдан был каждый десятый подсудимый, то в 2017-м — уже каждый третий. После этого доля оправдательных приговоров несколько снизилась, однако все равно осталась в разы выше прежних значений — ежегодно за дедовщину оправдывают около двухсот человек. В Минобороны не смогли прокомментировать «Новой» такой рост оправдательных приговоров.

Однако в ведомстве отметили, что «в вооруженных силах проводятся разбирательства по всем случаям правонарушений в сфере межличностных отношений военнослужащих для установления причин и условий их совершения», а также «реализуются меры по их устранению, независимо от последующей квалификации по статьям УК РФ». В Минобороны подчеркнули, что ведут учет сведений о преступлениях и проводят анализ состояния правопорядка в войсках на основании информации, получаемой из органов военной прокуратуры, военных следственных органов и военных судов.

Между тем «Новая газета» обнаружила общие черты приговоров по выбранным статьям: в них нередко присутствует алкоголь, настоящая причина синяков или других увечий может скрываться первое время по причине запугивания пострадавшего.

Ст. 334 УК РФ (насилие в отношении начальника) применяется к младшим по званию, которые наносят увечья старшим, часто в состоянии алкогольного опьянения, после замечания или ситуации, которая не вписывается в их систему ценностей. В таких делах нередко есть показания подсудимых о том, что их удары были лишь ответом на удары со стороны начальства.

ИЗ ПРИГОВОРА

«25 декабря 2020 года около 23 часов 40 минут в помещении контрольно-пропускного пункта военного городка № 1 войсковой части 11111, а также рядом с ним, находившийся в состоянии алкогольного опьянения ФИО1, выражая недовольство действиями лиц суточного наряда, возглавляемого <…> И., которые не обеспечили проезд на территорию военного городка автомобиля скорой медицинской помощи, желая наказать за это указанного офицера, являвшегося для него начальником по воинскому званию, нанес ему в общей сложности 4 удара лбом в область лица и 5 ударов кулаками по лицу и голове…»

 

В ст. 335 (о неуставных отношениях между военными в равном звании) фигурировали самые серьезные увечья, которые нередко наносили несколько человек сразу. Обвиняемые часто вымогают у сослуживцев ценные вещи и параллельно избивают их (как в недавнем случае, когда военнослужащие избили сослуживца, требуя деньги и iPhone X), либо руководствуются желанием «наказать» за якобы проявленную наглость, или пытаются заслужить «уважение» в коллективе путем унижения товарища.

ИЗ ПРИГОВОРА

«ФИО1 в нарушение требований статей 16, 19, 67 и 161 Устава внутренней службы ВС РФ и статьи 3 Дисциплинарного устава ВС РФ, желая поднять свой авторитет в воинском коллективе путем противопоставления себя <данные изъяты> в отношении потерпевшего, а также унизить его честь и личное достоинство, применил к нему насилие при следующих обстоятельствах. Находясь в комнате для сушки обмундирования казармы войсковой части <…> дислоцированной в <адрес>, будучи недовольным действиями в отношении потерпевшего, связанными с исполнением им обязанностей дневального по роте, при отсутствии между ними отношений подчиненности, нанес ему 2 удара кулаком в лицо. Далее ФИО1, преследуя вышеуказанный умысел, находясь в центральном проходе этой же казармы, нанес в отношении потерпевшего еще 2 удара кулаком в область лица».

 

Ст. 336 УК РФ (оскорбление военного) касается «воспитательных мер» со стороны начальства по отношению к подчиненным. Сильных увечий почти не наносят, обычно — пощечина, подзатыльник, мат, оскорбления. Часто встречаются изощренные методы воспитания, связанные с обмундированием: например, с головы солдата снимают фуражку, моют ею пол и этой же мокрой и грязной кепкой дают пощечины ее владельцу.

ИЗ ПРИГОВОРА

«Потерпевший ФИО1 в судебном заседании показал, что утром 30 марта 2021 года он в составе военнослужащих роты охраны и РХБЗ войсковой части 00000 завтракал в столовой воинской части. При этом после приказа дежурного по роте ФИО2 об окончании приема пищи он продолжил свой завтрак, так как не успел съесть положенную ему порцию. Повторный адресованный конкретно ему приказ ФИО2 о завершении приема пищи, показал далее потерпевший, он также проигнорировал по этой же причине. После этого к нему подошел Чемоданов, и он встал, выражая свое недовольство тем, что ему не дают доесть. В свою очередь, подсудимый используя при общении с ним ненормативную лексику, несильно ударил его рукой по затылку и, схватив за воротник форменной куртки, пояснил ему, что в прежние времена он применил бы к нему иные более жесткие меры воздействия».

 

В России есть несколько общественных организаций, которые помогают военнослужащим и их родственникам привлечь внимание к случаям дедовщины и добиться ответственности для виновных. Однако пока неясно, смогут ли они продолжить работу после опубликованного ФСБ перечня потенциально секретных сведений — часто различные комитеты и иные правозащитные организации используют публичность и СМИ для помощи своим подопечным.

На прошлой неделе одна из таких структур, «Солдатские матери Санкт-Петербурга», объявила, что больше не сможет помогать военнослужащим из-за утвержденного ФСБ перечня. Речь идет о фактическом закрытии одного из основных направлений работы организации, которая также работает с призывниками и представителями альтернативной гражданской службы.

https://novayagazeta.ru/articles/2021/10/12/dedovshchine-obiavlen-otboi

Версия для слабовидящих

Подпишитесь на нашу рассылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ